Вокруг Аннапурны с рюкзаком — 2017

Февраль — март 2017, 20 дней, Ната

В первый раз я оказалась в Непале в далеком 2008 году, с девятилетним тогда Мишкой, это была  культурно-развлекательная поездка: Катманду – Патан – Бхактапур, катание на лодочке по озеру Фева и на слонах в Читване. Увидеть снежные горы  нам удалось только на мгновение, когда над холмом Сарангкот на рассвете вдруг расступились облака и показалась розовая вершина Аннапурны. С завистью поглядывая на обгоревшие носы расслаблявшихся в Покхаре треккеров, я дала себе слово когда-нибудь вернуться и подобраться к горам поближе. И когда в этом году у меня внезапно образовался отпуск в феврале, я долго не раздумывала,ухватила билет до Катманду и стала собираться в путь.

Я решила идти одна, без гидов и портеров. Ждать и догонять – хуже нет, мне хотелось идти в своем темпе, выбирать путь по своему усмотрению  и ни от кого не зависеть. И побыть с горами наедине.

Отправляясь в путешествие, побаивалась, конечно, и горной болезни, и плохой погоды, а главное – того, что не смогу сама идти вверх с рюкзаком. Мне приходилось бывать в горах, но, избалованная мужем и двумя подрощенными детьми, я всегда ходила налегке, помахивая одним лишь фотоаппаратом. Так что сразу решила – не буду строить никаких обязательных планов, пойду в свое удовольствие, как получится.

Что получилось — можно увидеть на карте вот тут (увеличивается, если кликнуть; оранжевым отмечен путь, который я прошла пешком, синим — который проехала, зеленым — места ночевок).

Hу, поехали!

Катманду –Бесисахар

Самолет летит вдоль снежных вершин. Неужели скоро я увижу их по-настоящему?

И вот уже внизу виднеются знакомые разноцветные домики Катманду.

Самолет садится в Катманду незадолго до полудня, и у меня в голове по московской привычке сразу включается суетливый вечный двигатель проблем: скорей-скорей оформить визу! снять деньги! найти туристический офис и успеть сегодня оформить необходимые для трека документы — пермит и ТИМС! Рысью несусь платить за визу и второпях проскакиваю банкомат, удобно расположенный еще до паспортного контроля.

Выйдя в здание аэропорта, растерянно озираюсь, где бы тут снять денег, и оборачиваюсь на оклик: «Сестра!» (на который в силу своей профессии не могу не обернуться). Мой новый знакомый Роман, человек явно бывалый и знающий, предлагает доехать вместе с ним до Тамеля — туристического района в центре Катманду. А у меня все крутятся в голове мои проблемы: нет, сначала банкомат! сначала в офис за пермитом! Останавливаю это торопливое мельтешение и иду вместе с попутчиком к такси – пусть все идет как идет, не буду настаивать на своем, послушаю лучше знатока.

По дороге в Тамель он расспрашивает меня о планах и советует прямо сразу уезжать на маршрутке в Бесисахар, откуда начинается трек, и там уже следующим утром оформлять все документы.  До сих вспоминаю Романа добрым словом — благодаря этому совету я сэкономила день и успела пройти перевал в хорошую погоду.

И дальше все идет как по маслу. В Тамеле Роман показывает мне, где снять деньги, как купить правильные треккинговые палки, и тут же договаривается с местным пареньком, чтобы тот довез меня до места, откуда отправляются маршрутки в Бесисахар. Жду, когда паренек подъедет на машине, а тот вдруг выводит из гаража… мотоцикл! Прямо скажем, неожиданно, но отступать некуда, взгромождаюсь с рюкзаком сзади, хватаюсь покрепче, машу Роману на прощанье, вперед!

Ехать по Катманду на мотоцикле — отличное начало и куча острых ощущений. Я вдруг совершенно расслабляюсь, весь круговорот проблем у меня в голове исчезает, и я просто счастлива нестись с ветерком, уворачиваясь от машин, автобусов, мопедов  и пешеходов, по разноцветному, пыльному, веселому Катманду!

Парнишка вдруг останавливается, высаживает меня в каком-то неопределенном месте, не похожем на автостанцию, и идет расспрашивать местных, кучкующихся вокруг непонятных автобусиков вроде наших маршруток. Это так называемые microbus’ы. Тут же показывает, где купить билет до Бесисахара,  усаживает в одну из маршруток без всяких опознавательных знаков и желает мне удачного путешествия.

Маршрутка постепенно заполняется (в основном едут местные, есть еще только двое треккеров с рюкзаками) и в 14.00 отъезжает. До Бесисахара 6 часов дороги, и хоть мне известно, что виды за окном очень красивы, после ночи, проведенной  в самолете, большую часть времени я сплю. На остановке, где все выходят перекусить, любуюсь закатом и покупаю мандаринки. Темнеет, начинается дождь. В Бесисахаре иду наугад к ярко освещенному отелю, это оказывается роскошный, европейского вида Gateway Himalaya Resort. 

 Бесисахар – Тал

С утра торопиться некуда, т.к. на ресепшне отеля мне сказали, что офис, где выдают пермиты, открывается только в 10.00. Долго завтракаю на солнечной лужайке, откуда чуть-чуть видны далекие снежные вершины – ну неужели я действительно окажусь там?

Офис находится прямо напротив отеля, народу – никого, и оформление пермита занимает всего несколько минут.  Немножко дальше в сторону автостанции, по другой стороне улицы – конторка, где оформляется ТИМС. Опасаюсь, что сейчас меня начнут пугать – куда собралась в одиночку? – и готовлюсь рассказывать, скромно потупив взгляд, что я готова к любым трудностям, но никакого впечатления на видавшего виды чиновника мой одинокий статус не производит, и вот зелененькая карточка у меня в руках, можно отправляться в путь.

Тут же, на главной улице, стоит куча разных джипов. Расспрашиваю, не едет ли кто в сторону Тала, и мне тут же показывают серебристый новенький джип с несколькими рюкзаками на крыше – он через час отправляется до Сьянге, а дальше все равно не проехать, там ремонт дороги. Но пока я разговариваю с водителем, подходит пара знакомых треккеров, с которыми я вчера ехала вместе из Катманду. Они тоже собираются ехать на этом джипе, договорились раньше меня, и возражают против того, чтобы взять меня с собой, – говорят, будет тесно. Эх, ребята, а я вас вчера мандаринками кормила!

Меня передают с рук на руки другому водителю, он ведет меня к своему джипу. Тот совсем не так красив, облезлый и старенький. Зато внутри  чудесная компания, три веселых кореянки —  молоденькая девушка и две ее родственницы почтенного возраста. И два их портера. Тут никто против меня ничего не имеет. Кореянки очень изящны, так что мы вчетвером прекрасно помещаемся на заднем сиденье, портеры вдвоем спереди, в багажник джипа сзади набивается куча местного народа, и мы пускаемся в путь, подпрыгивая на кочках и колдобинах.

К середине дня добираемся до Сьянге. Прилаживаю на спину рюкзак и с замиранием сердца готовлюсь попробовать – каково оно, топать вверх. Но тут выясняется, что предусмотрительные кореянки заранее договорились пересесть тут в другой джип до Тала, который ждет их наверху, после участка дороги, на котором идет ремонт. Они зовут меня с собой, и, поднявшись чуть-чуть над Сьянге, мы по-королевски размещаемся в новом джипе: портеры залезают в багажник сзади, уступив нам все места внутри.

Джип прыгает с кочки на кочку дальше. Вокруг прекрасные виды, но тряская дорога уже порядком надоела, хочется выйти, размять косточки. Это желание вскоре исполняется: прямо посреди дороги, полностью ее перегородив, застрял громоздкий трактор, и проехать дальше невозможно. До Тала час пешком, — говорит водитель.

Вверх, вверх… Я засиделась – самолет, маршрутка, джипы, — поэтому топаю с удовольствием. Из ущелья наползает туча, начинает накрапывать дождь. Вскоре дорога поворачивает, и открывается вид на широкую долину реки, там, внизу, Тал.

Прохожу в самый конец деревни, где у водопада стоит рекомендованный  симпатичный лодж Paradise, выбираю  комнатку на втором этаже с окнами на две стороны.

Вид, правда, не очень – все затянуло тучами, и дождь расходится все сильней. Душ внизу, во дворе, и я долго постигаю премудрости хитроумных кранов – что в каком порядке надо крутить, чтобы получить горячую воду, — но наконец справляюсь, устраиваю даже небольшую стирку. За ужином (первый дал бат — традиционный непальский рис с чечевицей, первый small pot имбирного чая) знакомлюсь с молчаливыми немцами и общительными американками, с которыми мы потом то и дело будем пересекаться по дороге.

А перед сном меня ждет испытание, пожалуй, самое страшное за всю дорогу. Начинается сильная гроза, выключается электричество. При свете налобного фонарика захожу, пардон, в уборную,  протягиваю руку, чтобы закрыть дверь на задвижку, и в луче фонарика вижу ЕГО. Мохнатый паук размером с  ладонь  сидит на двери прямо рядом с моей рукой! Если я не заорала на весь дом, то только потому, что у меня от ужаса сел голос. А он боком-боком и убрался в какую-то щель. Думала, после такого вообще спать не смогу в ожидании, что он прыгнет на меня в комнате откуда-нибудь с потолка. Но почему-то заснула сразу, как залезла в спальник.

Тал – Чаме

Просыпаюсь до рассвета в сереньких сумерках (ура — небо совершенно ясное!), до завтрака успеваю умыться, собрать рюкзак и пройтись немножко вдоль речки. Почему-то здесь у меня, несмотря на сдвиг времени,  сам собой включился правильный режим подъема и отбоя, соответствующий световому дню, а так вообще-то я безнадежная сова.

Ну что ж, вперед, поход начинается! Тропа вначале идет довольно ровно. Оглядываюсь на Тал.

А вот и первый подвесной мостик,  совсем не страшный.

И горы, наконец-то снежные горы!

Козлята мне улыбаются.

А местные тетушки почему-то смотрят сурово.

Солнышко пригревает, иду в футболке с коротким рукавом. В Дарапани – первый чекпост, где проверяют пермиты. В Данакье – первые на моем пути молитвенные барабанчики.

После Данакье  — первый серьезный подъем по каменным ступеням. Начинаю запыхиваться, дыхание сбивается, сердце колотится. Так дело не пойдет, куда это я тороплюсь? Резко сбавляю темп, заставляю себя нарочито медленно переставлять ноги и не обращать внимания на бодро обгоняющую меня молодежь. Вот это было непросто: не прибавлять шагу, когда тебя догоняют, не изображать фотографирование красот, когда останавливаешься перевести дух, научиться ощущать себя не на гонках, а на собственном пути! Как только мне это удается, дело идет на лад, и дорога, такая красивая, начинает приносить не мучение, а радость.

Каменные ступени приводят в лес зацветающих рододендронов.

Погода меж тем портится, снежные вершины затягивает облаками, поднимаюсь к Тимангу в тумане. Похолодало, хочется горячего чайку. Сворачиваю к чайному домику, где под навесом горит  огонь – как хорошо  тут погреться!

Выбираю на обед pancake – сейчас масленица, в Москве все пекут блины, а я тут чем хуже? Жаренный на открытом огне непальский блин прекрасен, но уж больно толстый, осиливаю только половину.

Начинает накрапывать дождик. Тропинка ныряет в густой благоухающий сосновый лес, спуск, потом подъем, и выводит к деревне Танчоук из серых каменных домиков, выглядящих в такую погоду мрачновато. Я уже подустала, но тут как-то неуютно, останавливаться на ночлег не хочется, топаю потихоньку дальше.

Опять вверх-вниз по сосновому лесу, немножко по полю, и вот я выхожу к чекпосту у деревни Кото. Полицейский тут весьма  общителен и нетороплив, подолгу беседует с треккерами, проверяя пермиты, у его будочки собирается целая очередь – множество знакомых лиц. Вот вчерашние разговорчивые американки, вот компания ребят со свернутыми ковриками под клапанами рюкзаков (неужели в палатках ночуют?), которые обгоняли меня на каменной лестнице (видно, долго потом где-то отдыхали, раз я в результате раньше них сюда пришла), вот еще кто-то, с кем я здоровалась сегодня на тропе.  Я совсем не люблю многолюдства, но улыбнуться тому, кто шел той же дорогой, видел то же, что и ты, — это здорово!

Еще полчаса пути по высокому берегу ярко-голубой Марсьянгди, и я вхожу в Чаме. Заселяюсь в лодж Shangri La– очень вовремя, т.к. дождик, как обычно бывает к вечеру, идет все сильнее. Комнатка на втором этаже отличная: с балконом и с собственным туалетом. Горячий душ, небольшая стирка. В такую погоду выстиранные вещи трудно высушить, и я пристраиваю их у печки в столовой, благо народу почти нет, и они никому не мешают. На ужин заказываю опять дал бат – интересно, тут он совсем не такой, как накануне, все составляющие везде готовят по-разному.

Всю ночь сквозь сон слышу, как за окном шумит дождь.

Чаме – Верхний Писанг

Просыпаюсь под шум дождя, расстраиваюсь, в такую погоду вылезать на улицу совсем не хочется. Высунув нос на балкончик, с изумлением обнаруживаю ясный рассвет!

Оказывается, утром я приняла за звук дождя то ли шум речки, то ли звук текущей из шланга воды – так ошибиться очень приятно.

Утро на треке – самое лучшее время. Холодок бодрит, пахнет свежестью и дымком от горящих благовоний, рюкзак пока кажется невесомым. В Чаме много разных молитвенных сооружений, разглядываю их с интересом.

В Братанге обгоняю компанию французов – колоритные седовласые дядечки весьма почтенного возраста, идут без портеров с внушительными рюкзаками, очень медленно, но верно.

Наконец-то снежные вершины близко!

Вскоре открывается вид, которого я давно ждала – Сварга Двар – «Ворота в рай». Не понимаю, откуда такое название — по-моему, на ворота совсем не похоже, хотя, конечно, красота.

Тут не знаешь, куда головой вертеть, что впереди, что сзади – загляденье! Но приходится иногда и под ноги смотреть – на тропе, в густой тени, лежит снег.

Перехожу речку, начинается подъем по густому сосновому лесу. Остановилась передохнуть у деревянной хижинки, и тут меня каким-то удивительным образом накрыло. Я вообще-то человек весьма приземленный и толстокожий, да и повидать к шестому десятку довелось всякого-разного, так что пробить меня на какие-то особенные чувствования непросто. Но тут – я улеглась на нагретой солнцем деревянной скамейке, смотрела на снежные вершины, выглядывавшие из-за сосновых ветвей, и было мне, как пишут в книжках, «невыразимо прекрасно» — так спокойно и радостно, как мало когда в жизни. Наверное, из-за таких моментов люди и ходят в горы снова и снова. А может, это у меня горняшка таким коварным образом начинается?

После Дикур Покхари дорога выводит на широкую равнину. По проезжей дороге можно в два счета добежать до Нижнего Писанга, а оттуда – до Браги и Мананга. Но я хочу пройти верхней красивой тропинкой в Верхний Писанг, откуда открываются прекрасные виды на Аннапурну II, а на следующий день идти до Браги опять же по верху, через живописные деревни Гьяру и Нгавал. Так что перехожу речку и сворачиваю на тропинку в направлении Верхнего Писанга.

Как не устроить привал в таком вот месте?

Все оглядываюсь назад, Сварга Двар еще видна.

А внизу – Нижний Писанг, и уже появилось лицо Аннапурны! Обычно я не люблю отыскивать в формах камней и гор какие-либо изображения и фигуры, но взгляд этой горы чувствуется везде.

Добираюсь до Верхнего Писанга к середине дня уже порядком уставшая, но все же лезу на самый верх деревни, прилепившейся на крутом склоне – говорят, там лучше виды. Заселяюсь в один из самых верхних лоджей,  рядом с монастырем. Аннапурна смотрит прямо в мое окошко!

Вода в душе тут греется солнышком. Какая-то теплохладная, но в общем, сполоснуться можно. Повалявшись немножко в прогретой солнцем комнатке и попив чайку, иду в монастырь.

Гомпа открыта, можно зайти посмотреть.

Иду пройтись по Писангу – очень колоритная деревня. Молитвенные барабанчики со всех сторон.

 

Тетушки беседуют о чем-то своем, а котик слушает.

Ужин скоро!

За ужином вижу запримеченных мною с утра почтенных бравых французов. Хотелось бы с ними пообщаться, но они не особо говорят по-английски, а я стесняюсь доставать из глубин памяти свой давно забытый французский, так что ограничиваемся приветствиями. Темнеет, выхожу на терраску полюбоваться звездами над Аннапурной.  Один из французов тут. Восклицает, ни к кому не обращаясь, просто от полноты чувств: «Les etoiles!». Что правда, то правда, “les etoiles” зачетные, — соглашаюсь я, язык у меня вдруг развязывается, и я коряво, но радостно болтаю по-французски.

Верхний Писанг – Брага

Каждое утро у меня теперь начинается одинаково – просыпаюсь незадолго до рассвета и начинаю, как мнительная бабуся, недоверчиво прислушиваться к себе – не начинается ли горная болезнь? Пока, вроде, никаких симптомов  не видно, голова не болит и сплю как сурок. Только часто, когда смотрю на горы,  накрывает какая-то несвойственная мне эйфория, но если это будет единственным проявлением горняшки, так я и не возражаю.

До рассвета выбираюсь на терраску и снимаю Аннапурну – не могу остановиться. А потом просто сижу долго-долго в тишине, не замечая, как летит время. Оборачиваюсь только, когда хозяйка похлопывает меня по плечу – завтрак готов!

Выхожу из Верхнего Писанга.

Сегодня мне предстоит трудный подъем по серпантину к деревне Гьяру. Перед началом подъема – длинная стена со священными камнями мани и росписями на дереве. Долго разглядываю их, не решаясь пройти по мосту над речкой и свернуть на идущую круто вверх тропинку.

Но все оказывается не так уж и страшно. Главное – найти свой темп и идти так, чтобы не сбивалось дыхание. Я не то чтобы даже иду, а просто ползу, как улитка по склону Фудзи, делая шажки в половину ступни, меня обгоняют буквально все. Но я уже научилась не обращать на это внимания, у каждого своя дорожка. Понимаю, что мне удобнее идти медленно, но верно, без рывков и остановок. Погода отличная, виды вокруг – глаз не отвести, торопиться мне совершенно некуда, знай себе ноги переставляй.

Внизу слева – стена с камнями мани, где я сидела перед подъемом.

Так что как-то незаметно я оказываюсь наверху, пью имбирный чай в домике перед смотровой площадкой и выбираюсь к белоснежной ступе. Тут толпа народу и суматоха, все снимаются в разных героических позах и галдят. Предложили и меня сфотографировать.

Бедлам на смотровой площадке сводит на нет все виды, так что я тут не задерживаюсь, прохожу без остановок Гьяру и топаю дальше, в сторону Нгавала.

Тут меня начало просто накрывать красотой, хотелось, чтобы эта дорожка никогда не кончалась, и каждый вид казался лучше предыдущего. Аннапурна все смотрела на меня. Но это, увы, не выцветить ни кистью на бумаге, ни высловить на скудном языке…

Лестница в небо.

Мне очень нравится встречать красно-белые метки на тропе и стрелки, указывающие путь. Они подбадривают: давай-давай, все отлично, хорошо идешь!

Вот уже внизу виден аэропорт Хумде.

И показался вдалеке Нгавал.

В середине деревни рядом с гомпой сажусь на солнышке попить чайку.

Тут был удивительно вкусный яблочный пирог – начинка из яблок в шоколаде с орехами и приправами просто великолепна! Но заболтавшись в ожидании пирога с компанией симпатичных американцев, расслабившись на солнышке, я забыла в очередной раз намазаться  солнцезащитным кремом. Шкура с носа слезала потом клочьями.

С дороги видно, как удивительно изгибается внизу река – прямо как знаменитая американская Подкова!

Потом тропинка выводит на широкую проезжую дорогу,  поднимается вдруг сильный ветер, несет душную колючую пыль. Мне это надоело, и недалеко от Браги я свернула на боковую дорожку, залезла на горку.

С нее открывается вид на Брагу, прилепившуюся на крутом склоне холма. А внизу в долине – гостевые домики для туристов.

Заселяюсь в рекомендованный New Yak Hotel. Удобная комнатка с собственным туалетом, отличный горячий душ. Единственный существенный недостаток – нет розетки, но все девайсы можно бесплатно зарядить в столовой. Отдыхаю, устраиваю постирушку, вечером долго сижу в столовой у печки, разглядывая большую компанию веселых немцев. Они идут по всей науке – с гидом, с портерами, даже с врачом – у него на боку сумка с красным крестом. Молодежь играет в карты и радостно галдит.

Останусь тут на 2 ночи – завтра пойду в акклиматизационный выход к пещере Миларепы.

 Пещера Миларепы

На высоте больше 3000 метров рекомендуется для профилактики горной болезни остановиться на денек, забраться куда-нибудь повыше, а потом спуститься и переночевать на той же высоте. В районе Браги и Мананга есть 2 таких акклиматизационных маршрута – к озеру Айс Лейк и к пещере, где жил в уединении и медитировал один из самых почитаемых буддистских святых по имени Миларепа.  Начитавшись  про трудности подъема к озеру, я решила выбрать дорожку полегче – к пещере.

В отличие от основного маршрута, радиальные выходы совсем не так хорошо размечены. Перейдя речку и поле, в растерянности топчусь у подножия горы – где же тропинка к пещере? Смотрю – неподалеку бродит другой бедолага, который явно направляется туда же. Это паренек из Польши, ходит тоже в одиночку, но тут мы решаем объединиться для поисков пещеры. Поблизости – стадо яков, подходим рассмотреть их и видим, что они стоят прямо на тропе, круто уходящей в гору, она-то нам и нужна!

Дорожка вся в снегу, к счастью, неглубоком. Идем очень медленно, нам обоим удобен такой темп. Брага уже далеко внизу.

На полпути выбираемся к белоснежной ступе. Отдыхаем немножко и топаем потихоньку дальше. То и дело попадаются камни со священными текстами.

Наверху – еще одна ступа, статуя Миларепы в пещерке за толстым стеклом и безлюдный монастырь. Сама пещера, где жил Миларепа, немного выше, но лезть туда по обледеневшим камням мы не решаемся.

Мне все же хочется подняться повыше, иду в направлении ледника, ориентируясь по торчащим из снега каменным турам. Паренек устал, остался ждать меня у монастыря. Долго сижу наверху – сверху жарит солнышко, а ледник дышит холодом.

На спуске впервые достаю треккинговые палки. Обычно они мне только мешают, но на крутой скользкой тропинке без них пришлось бы туго. Весело сбегаем вниз, у речки встречаем рыжих уток.

Прощаемся с симпатичным попутчиком – поболтать по дороге приятно, но одиночество в горах все-таки ни с чем не сравнится!

Ближе к вечеру иду прогуляться по Браге. Мне повезло – подхожу к монастырю одновременно с группой немцев, а они, оказывается, заранее договорились о том, что им откроют гомпу. Здесь множество статуй Будды, наверху в ячейках хранятся священные тексты.

 

Монастырь расположен на самом верху деревни, и оттуда можно разглядывать, как по старинке живут непальцы. Все как сотни лет назад, только спутниковые тарелки не дают представить себя в средневековье.

Брага – Як Кхарка

Когда идешь по этому маршруту, в голове все время работает обратный отсчет времени: 5 дней до перевала… 4… 3… Сегодня – день предпоследний. И все более и более страшноватенько. Но с утра  яркое солнце, звенящий от морозца воздух, дым от благовоний – хорошо!

Торонг Ла уже близко.

Совсем недалеко от Браги – крупный цивильный поселок Мананг. Здесь полно народу, много магазинов, даже кинотеатр есть.

Отмечаюсь на чекпосту и прохожу Мананг с его суетой и многолюдством поскорее. Оглядываюсь – издалека он выглядит гораздо приятнее.

Стенки с камнями мани тут принято украшать ячьими черепами.

На совершенно пустынной тропе встречаю вдруг прилавок с разными местными побрякушками. Разговорилась с его симпатичной хозяйкой. Она на удивление хорошо говорит по-английски, и мы пускаемся в рассуждения о семье, о женской доле – прямо как с подружкой за рюмочкой чаю. Какой-то удивительный возник контакт, она рассказывала о себе, о родителях, на меня тоже нахлынули воспоминания, как будто два таких разных мира соприкоснулись. Хотела купить на память причудливое колечко – было бы Кольцо Аннапурны – но, заговорившись, почему-то сняла его с пальца, положила на стол, да так и оставила. А жаль…

В середине дня, притомившись, усаживаюсь попить чайку, пробую ячий сыр. Твердый, остренький – прямо пармезан.

Остроумный способ кипятить чай без огня.

Ползу потихоньку вверх. Высота действует на меня таким образом, что все движения становятся замедленными. Не то, чтобы я сильно устала, не то, чтобы не хватало воздуха, никаких мучений я не испытываю, но даже рука почесать нос поднимается так меееедленно…  А восприятие как будто обострено, яркость картинки просто бьет по глазам.

Планировала ночевку в Як Кхарке, но лоджи здесь какие-то мрачноватые, останавливаться в них неохота. Решаю пройти чуть дальше – путеводитель говорит, что вскоре будет еще одиноко стоящий домик, где можно переночевать.

Пейзажи здесь уже суровее, растительности все меньше. Но природа тут все же кажется мне дружелюбной – после очередного подъема усаживаюсь передохнуть, откидываюсь назад, и можжевельник тут же подсовывает мне под голову свою упругую трехпалую веточку. Ни в каком кресле я не чувствовала себя так удобно, как тут на теплом камне, на закатном солнышке.

Машу рукой своим старым знакомцам – пожилым французам, которые все так же спокойно и размеренно топают вверх со своими объемистыми рюкзаками.

Добираюсь до обещанного Himalayan Lodge, который стоит, действительно, в совершенно пустынном месте среди ячьих пастбищ. К вечеру всерьез холодает. Натягиваю на себя практически всю имеющуюся одежду и отправляюсь смотреть, как с верхних пастбищ возвращаются стада яков. В сером тумане на меня медленно движутся серые мохнатые звери. Яки очень грациозны, они совершенно не похожи на неуклюжих коров. Движения у них плавные, медленно колышется шерсть, особую прелесть им придают длинные пышные хвосты. Сделанные в сумерках фотографии, к сожалению, совершенно не передают их обаяния.

Всем хозяйством в лодже заправляют два парнишки, чуть ли не подростки. Но как же они вкусно готовят! Тут был самый лучший ужин за всю дорогу. Вроде ничего особенного, просто макароны с овощами,  но так правильно запеченные, с соусом, с приправами – до сих пор слюнки текут, как вспомню.

Кроме меня в этом лодже еще только один постоялец – пожилой швейцарец. Сытые и довольные, мы беседуем у печки. Он человек бывалый, уже в третий раз идет вокруг Аннапурны, и я спрашиваю его совета, где лучше остановиться на следующую ночь – в ближайшем Торонг Педи, где удобнее лодж, теплее и меньше высота, или в дальнем Хай Кемпе, откуда ближе до перевала, но есть опасность подхватить горняшку. Этот вопрос вертится у меня в голове все последние дни, и я никак не могу определиться (в прочитанных мною отчетах мнения прямо противоположные). Он уверенно советует ночевать в Торонг Педи: прийти туда к середине дня, сходить в Хай Кемп для акклиматизации и вернуться ночевать в хорошие условия. Еще он говорит, что нет никакой необходимости подрываться из Торонг Педи в середине ночи, как делают некоторые, боясь не успеть на перевал до полудня, когда там поднимается сильный ветер:  вполне достаточно выйти незадолго до рассвета. «Все проходят, и молодые, и старые, и мы пройдем», — спокойно и уверенно говорит швейцарец. Что ж, решено, так и сделаем.

 Як Кхарка – Торонг Педи

С утра зубную пасту невозможно выдавить из тюбика – она там замерзла. А вот я (в пуховке, в спальнике и под двумя одеялами) не замерзла!

Долго фотографирую рассвет.

Завтрак такой же вкусный, как и ужин – в тепле, у горящей печки.

Выхожу впервые в пуховке, но скоро на солнышке становится жарко.

Любуюсь на яков. Вот с этим беленьким мы долго разговаривали. Пушистый, объемный, и на таких изящных копытцах!

Водопад замерз.

Вскоре начинается сыпуха, которой я давно побаивалась. Здесь нередко бывают обвалы. Достаю треккинговые палки, с ними чувствуешь себя гораздо увереннее.

Благополучно миновав неприятный участок, выхожу к чайному домику, здесь отдыхает компания жизнерадостных немцев, с которыми мы встречались в Браге, и еще один любопытный персонаж. На вид  прямо классический Мистер Твистер – пожилой пузатенький джентльмен в городском шерстяном пальто, из-под которого выглядывает что-то белоснежное, в шляпе с полями, только галстука и сигары не хватает, а роль тросточки успешно выполняет треккинговая палка. Допив чай, неспешно направляется вверх по тропе. За ним проводник ведет под уздцы лошадку, нагруженную рюкзаками. Вот ведь молодец – решил пойти вокруг Аннапурны и идет, и ни возраст, ни склад жизни ему не помеха. Устанет или почувствует себя плохо – поедет на лошадке. Хотя это, конечно, способ весьма затратный.

Вскоре видны уже домики Торонг Педи.

Выбираю комнатку поудобней (аж с тремя толстыми одеялами на кровати и с собственным туалетом) и отправляюсь в столовую есть знаменитые плюшки, о которых столько читала в отчетах. Они действительно прекрасны. Потом просто валяюсь в пока еще относительно теплой комнатке, дремлю пару часов. Горняшки вроде пока никакой нет, но двигаюсь еще медленнее, чем вчера. И двигаться, надо признать, вообще неохота.

Ближе к вечеру с усилием отклеиваюсь от кровати и налегке топаю к Хай Кемпу. Тропинка беспощадно забирает зигзагами круто вверх. Стараюсь не думать о том, как завтра буду идти тут с рюкзаком. Когда вверху становятся видны домики Хай Кемпа, сажусь на камешек отдохнуть, поднимаю взгляд – прямо на меня смотрит пустыми глазами ячий череп, пристроенный тут для красоты в выемке скалы напротив. Поговорила я с ним о жизни, о смерти, да и пошла обратно.

В окошке столовой на закате красиво отражаются фонарики.

За ужином долго не засиживаюсь – завтра ранний подъем. Боюсь завтрашнего дня. Но засыпаю быстро, накрывшись поверх спальника тремя одеялами.

Торонг Педи – перевал Торонг Ла – Муктинат

Будильник звонит в 5.00, в 5.15 – завтрак, и в 5.30 я выхожу. Вокруг темнота, над головой — неимоверной яркости звезды. Рюкзак совсем легкий, потому что на мне надето буквально все, что есть, тропинка прекрасно видна в свете налобника. Далеко вверху – вереница огоньков, и снизу тоже движутся фонарики. Вскоре они меня обгоняют, потом еще, и еще. Но я свое дело крепко знаю – ползу себе медленно, но верно.

Потихоньку светает, и когда я выбираюсь к Хай Кемпу, солнце уже ярко освещает дальние вершины. Подмигнув знакомому черепу, начинаю  подъем к перевалу.

Тропа местами обледенела, есть неприятные участки, приходится доставать палки. Тут я почти совсем не фотографировала, потому что руки мерзли даже в перчатках, а о том, чтобы их снять на ветру, страшно было и подумать. Солнце пока совсем не греет, но свет такой резкий, что надеваю темные очки, хотя вообще-то очень не люблю смотреть на мир в искаженном цвете. Примерно первая  треть пути от Хай Кемпа до перевала оказалась для меня трудной, я останавливалась через каждые несколько шагов, ноги просто не шли вперед, и не было сил смотреть по сторонам.

Но потом стало теплеть, я как-то освоилась и расслабилась, достала фотоаппарат, и дело пошло веселее. Я вдруг увидела ослепительную красоту вокруг – темно-синее небо, белоснежные полосы на черных склонах, дальние сверкающие вершины. Идти было по-прежнему непросто, но все вокруг казалось запредельно ярким и сильным, и эти мгновения хотелось остановить.

Улыбаюсь героическому Мистеру Твистеру, который еще медленнее меня, но решительно и неуклонно топает вперед и вверх на своих двоих вслед за лошадкой.

Во всех отчетах я читала, что дорога до перевала кажется бесконечной, и заранее настроилась на то, чтобы не ждать его за каждым поворотом. Когда я вдруг слышу впереди счастливые вопли достигших перевала и из-за камней показываются разноцветные флажки, вместе с радостью я чувствую мгновенный укол печали о том, что все уже закончилось, цель достигнута, дальше будет все иначе.

Общительные американки поздравляют меня, угощают шоколадкой и фотографируют. На этом фото меня никто не узнаёт, но это правда я – закутанная в шесть слоев одежды и ошалевшая после подъема, но очень довольная.

Долго сидеть на такой высоте не стоит, да и спуск предстоит долгий, так что вскоре отправляюсь вниз. Тут у меня впервые проявилось что-то похожее на горняшку – начала не то чтобы болеть, но как-то неприятно тяжелеть голова. Но вскоре, то ли от таблетки цитрамона, то ли от спуска, все прошло.

Спуск в Муктинат многие описывают как сложный из-за льда и снега, мучительный из-за боли в ногах. Но мне очень повезло с погодой – тропа практически сухая, и прыгать по ней вниз после всех подъемов последних дней – одно удовольствие. Можно позволить себе не напрягать колени, а сбегать на полусогнутых. Изредка попадаются, конечно, небольшие скользкие участки, но с помощью палок они проходятся без проблем. Еще раз благодарю про себя Романа, советы которого помогли мне сэкономить день и пройти перевал в хорошую погоду – ведь на следующий день соберутся тучи, пойдет снег, и все будет совсем по-другому.

А зимой здесь бывает столько снега, что из-под него еле торчат вешки, одна из которых здесь на переднем плане.

Там, внизу – теплынь, свежие соки и горячий душ. Наверху это сложно себе представить.

Закутанная как капуста, начинаю постепенно раздеваться, снимая слой за слоем, и к середине дороги иду в одной футболке. И вот уже видны крыши поселочка Чабарбу, а там уж и Муктинат – яркий, пестрый, многолюдный. Толпы паломников перемешаны тут с толпами туристов – поразительный контраст с безлюдием и тишиной последних дней.

Но в монастыре, глядящем на дальние вершины – то же спокойствие и безмолвие.

У меня вдруг открывается второе дыхание, усталости совсем не чувствуется, и я долго брожу по теплому солнечному Муктинату, придирчиво выбирая лодж  – я планировала устроить назавтра день отдыха и остановиться тут на две ночи. Выбор тут огромен, но в большинстве рекомендованных лоджей полно народу и шумно, а мне хочется тишины. Заселяюсь наконец в маленький ярко-розовый лодж рядом с гомпой: тут почти никого нет, шикарный вид с верхней террасы и забытая уже роскошь – собственный горячий душ. О счастье! Пишу всем, кто волнуется обо мне, что все опасности позади. Долго сижу на терраске, любуясь закатом. В голове – пустота и покой.

Муктинат – Кагбени (через Дзонг)

В этот день я собиралась отдыхать, гулять налегке по Муктинату и окрестностям. Муктинат – это священное место для буддистов и индуистов, тут  огромный храмовый комплекс, куда собирается множество паломников.

Здесь есть возможность закончить трек и уехать в цивилизацию, т.к. с этой стороны перевала от самого Муктината вниз проложена дорога для джипов. Если же хочется идти дальше – придется искать тропы, минующие джиповую дорогу, т.к. топать по ней  никакого смысла нет – только машины и пыль. Такие тропы проходят через любопытные традиционные деревушки, мало посещаемые туристами, и живописные пустынные ландшафты.

С утра  долго завтракаю на своей прекрасной терраске, потом устраиваю большую стирку и развешиваю все на жарком солнышке. Главная трудность с одеждой на треке – не в стирке как таковой, а в том, что вещи потом трудно высушить: обычно утром надо выходить пораньше, а за ночь ничего не успевает высохнуть. Но сегодня я могу позволить себе не торопиться.

Отправляюсь смотреть храмы.

Тут еще множество священных источников, в которых буддистам положено омываться, но по нынешней холодной погоде никто на это не решается.

В отдалении – огромная статуя Будды, глядящего на дальние вершины.

Ну вот, все храмы я обошла, времени 10 утра, и я понимаю, что оставаться в Муктинате мне незачем. И ноги так и хотят бежать дальше, тянут меня вперед! Возникает даже безумная мысль рвануть на джипе в Джомсом и Татопани, тогда можно будет  успеть сбегать к базовому лагерю Аннапурны. Поразмыслив, решаю все же не суетиться – нельзя же не увидеть удивительные деревушки Кагбени, Лубру и Марфу, не взглянуть одним глазком в сторону запретного Верхнего Мустанга! И погода явно начинает портиться, а если снегу насыплет, к базовому лагерю можно вообще не пробраться.

Так что забираю высохшие шмотки, расплачиваюсь с симпатичной хозяйкой и отправляюсь в сторону Кагбени по дальней круговой дороге. Она ведет через  маленькие традиционные деревушки по самой границе с областью Верхний Мустанг, куда без специальных дорогостоящих разрешений вход запрещен.

Пейзаж после перевала совершенно другой. Вокруг поля на склонах, террасное земледелие.  Вдоль дороги шумят лиственные деревья, похожие на тополя.

 

Вдали виден Торонг Ла.

Одна из самых живописных деревушек по дороге – Дзонг. Тут сохранились развалины старинной крепости.

На крышах хранятся дрова.

Ткацкий станок в рабочем состоянии.

На верхушке холма – небольшой монастырь.

После Дзонга дорожка долго идет по  совсем необитаемым землям. Пейзаж вновь меняется, становится  прямо  марсианским. Вдалеке видны горы Верхнего Мустанга.

Спотыкаюсь о камушек, замечаю, что он какой-то необычный. Это окаменелость! Весит килограмма полтора, но я не могу не взять ее с собой в надежде довезти до дома для Мишки.

Погода стремительно портится, наползают тучи, поднимается ветер. Ускоряю шаг под начинающимся дождем и усиливающимся ветром, но до Кагбени еще часа два ходу по пустынной каменной равнине. Вскоре против ветра становится уже просто трудно идти, и еще эта пыль с мелкими камушками в лицо!  Наконец вижу впереди русло Кали Гандаки и деревушку, наверное, это Кагбени.

Под дождем планшетом  с картой трудно пользоваться, да и навигатор начинает дурить – показывает, что я нахожусь вообще вне всяких тропинок, посреди чиста поля. Топаю упрямо по направлению к деревушке, гадая, как буду переправляться через реку. Русло сейчас, в сухой сезон, почти высохло, но  протоки все же есть, и никаких мостов через них не видно. Рюкзак с окаменелостью становится все тяжелее. Я подозреваю, что сбилась с пути, но Кагбени должна быть уже совсем близко, а никаких других поселений вокруг нет, так что мне ничего не остается, кроме как продолжать топать вперед. Замечаю невдалеке информационный щит с полустершейся надписью, тороплюсь к нему – опа! – “Вы входите на территорию Верхнего Мустанга. Находиться на территории разрешается только при наличии пропуска”… и т.д. про страшные штрафы.

Ну что ж, будем рассуждать логически. Прямо нельзя – там, оказывается, Верхний Мустанг, направо – тем более он же. Назад очень не хочется – часа четыре под дождем и ветром до Муктината. Попробую свернуть влево – туда уходит какая-то невнятная тропа, огибающая невысокую каменную гряду. Я уже порядком устала, так что дрогнувшей рукой выкладываю из рюкзака свою драгоценную окаменелость.

Иду по левой дорожке, заворачиваю за гряду – и вот Кагбени, рукой подать!

В голове сразу все встает на свои места: деревушка, которую я видела издалека – это не Кагбени, а Тири, и пройти в нее можно только по другому берегу реки.

Сил сразу прибавляется, я с разгону пролетаю всю Кагбени насквозь и заселяюсь в отличный лодж  Nilgiri View на самом верху деревни. View, правда, сейчас никакого не видно, все затянуто тучами и льет дождь, но лодж красивый и удобный. Комната здесь была, наверное, самой лучшей за все путешествие: стильно отделанная темным деревом, с собственным душем и туалетом, с толстым ковром на полу и розеткой. Жалко только, электричество скоро отключилось по случаю грозы.

Вообще лоджи здесь существенно отличаются от тех, что были в долине Мананга, до перевала. Там они производили впечатление каких-то фанерных домиков, сляпанных наскоро и попроще для туристов. А здесь они отделаны деревом, украшены картинами, фотографиями и коврами, и кажется, что это дома местных жителей, куда они приглашают гостей.

 Кагбени – Марфа (через Лубру)

Ясным холодным утром вылезаю на крышу встречать рассвет. Вид на Нилгири, действительно, отменный.

Потом отправляюсь налегке погулять по Кагбени, вчера под дождем я тут ничего толком не увидала. Выйти получается не сразу – приходится пропускать стада козликов, которые живой волной заполняют всю улицу. Некоторые экземпляры очень колоритны.

Многие улочки Кагбени представляют собой узенькие туннели, крытые сверху – видимо, так строили для защиты от постоянных ветров.

В монастыре и рядом.

Долго не могла оторвать взгляд от этой пожилой женщины, погруженной в молитву.

В центральной туристической части – отель и ресторанчик «Yak Donalds».

Дальше мой путь лежит в сторону Марфы, но не напрямую, по джиповой дороге, а большим кругом, через затерянную в горах деревеньку Лубру. Поднимаюсь вначале к проезжей дороге, любуюсь сверху на Кали Гандаки и Кагбени.

Долго искала по навигатору поворот на Лубру, сначала проскочила его. Указателей тут нет, и сворачивать надо круто вверх на практически незаметную тропинку. Подъем короткий, но непростой. Выхожу на плавную мягкую равнину. Вскоре все затягивает облаками и поднимается обычный для этих мест сильный холодный ветер, несущий пыль.

Вскоре выхожу к обрывистому спуску – надо попасть вон туда, в самый низ, на сухое русло реки. Этот спуск оказался самым трудным за всю дорогу, да еще ветер в спину, который так и норовит сбросить с тропинки! Поначалу даже струхнула, но не возвращаться же, вон она, Лубра, видна вдалеке на другой стороне реки. Достала треккинговые палки и сползла потихонечку, кое-где на пятой точке.

Лубра – любопытная старинная деревушка, совсем не туристическая. Тут тихо и малолюдно. Вход в деревню – через крытый туннель, построенный, видимо для защиты и от ветра, и от нападений извне.

Жители Лубры исповедуют древнюю религию Бон, про которую я толком ничего не знаю, но ступа, действительно, необычная.

Забравшись по вертикальным улочкам на самый верх деревни, долго разглядываю жизнь на ее нижних этажах.

Не торопясь обедаю в одном из двух имеющихся тут лоджей. Из милой тихой Лубры не хочется уходить, но пора уже двигать, путь впереди неблизкий.

По сухому руслу реки отправляюсь в сторону джиповой дороги, рассчитывая добраться до Джомсома и Марфы. Навигатор обещает путь без перепадов высоты, и я надеюсь проскочить его достаточно быстро, но не тут-то было. Сухое русло  оказывается испещренным множеством ручейков, перебираться через которые  непросто. Кое-где приходится бросать в воду крупные камни и прыгать по ним.

К середине дня выбираюсь, порядком уставшая, на джиповую дорогу, уныло топаю по ней  среди клубов пыли, поднимаемых проезжающими джипами. Вдруг один из них останавливается, веселая компания индусов предлагает подкинуть меня до Джомсома. Они довозят меня до дальней окраины длинного, вытянутого вдоль дороги поселка. Ура, я успею дойти сегодня до Марфы!

Не стараясь уже искать красивые обходные тропинки, тороплюсь дальше к Марфе по джиповой дороге. Холодный ветер в лицо и пыль, пыль, пыль… Трудно дышать. Вокруг, может, и были красивые виды, но я их уже практически не замечала, пытаясь спрятать от пыли лицо. Но на подходе к Марфе ветер – о счастье! – стал потише, появилась зелень и знаменитые яблоневые сады.

Марфа – чудесный веселый городок, весь беленький, в отличие от темных суровых Кагбени и Лубры.

Марфу называют яблочной столицей Непала – в здешнем микроклимате хорошо растут яблони, и она вся окружена яблоневыми садами. Яблоки тут повсюду – их сушат, пекут с ними пироги, делают из них сок и бренди. Ах, как прекрасно было пить яблочный сок на крылечке лоджа в конце этого трудного дня!

За ужином я решила попробовать яблочный бренди, хотя вообще-то не люблю крепкое спиртное. «Small or normal?» — спросили меня. Представив себе, что «small» — это, наверно, один глоточек, а «normal» — глоточка два, я попросила последний. Принесли здоровенный полный стакан. Бренди оказался таким вкусным, что я легко употребила все и завалилась спать в полном благорастворении чувств, немало удивив домашних СМС-кой: «Я совершенно пьяная!» 

Марфа – Татопани (на джипе)

По плану я собиралась топать дальше пешком  по обходным тропинкам, минуя джиповую дорогу. В отчетах пишут, что эта часть пути очень живописна: вокруг снежные вершины, впереди Даулагири, за спиной Нилгири. Но с утра вокруг висят низкие хмурые тучи, гор вообще не видно, а главное, опять дует все тот же пронзительный  холодный пыльный ветер, от которого я так устала! Кроме того, в лодже по каким-то техническим причинам нет обещанной горячей воды, ни постирать, ни вымыться по-человечески не удается, а вещи все в пыли… В общем, я даю слабину и решаю поехать на джипе до Татопани – там тепло, там нет ветра, там горячие источники.

Тут же все устраивается легко и просто – оказывается, что сын хозяев моего лоджа как раз сейчас собирается вести джип в Татопани, и там как раз есть  одно свободное место. Так что без долгих раздумий отправляемся.

Погода вскоре налаживается, тучи рассеиваются, выглядывает солнце. Ужасно жалко, конечно, смотреть на проносящиеся мимо красоты только из окна джипа – снежники на фоне хвойных лесов, глубокие ущелья, Ларджунг, Калопани, Гхаса – но в очередной раз приходится смиряться с невозможностью объять необъятное.

А в Татопани – просто рай! После холода, ветра, пыли, каменных пустынь последних дней тут жара, буйная зелень и цветы, мандарины прямо с ветки над головой. В лодже невиданная роскошь – сколько хочешь горячей воды! Перестирала все вещи, вымыла наконец голову, тут все успеет высохнуть на жарком солнышке. Долго сижу, счастливая, в саду, разглядываю диковинных птичек. Всех забот – сходить в магазинчик напротив за очередной бутылкой яблочного сока.

Ближе к вечеру иду купаться в горячих источниках. Может, если бы я приехала сюда из каких-то цивилизованных мест, они и не произвели бы на меня  особого впечатления, но после трека – это просто кайф. Отмокаю до темноты, потом ужин в саду, при свете фонариков и свечей. Отличный день отдыха получился!

Татопани – Горепани

После вчерашней расслабухи планирую маршрут поинтенсивнее – сегодня надо дойти до поселка Горепани, поднявшись за день на 1700 м.

Выйдя на дорогу, встречаю вот такую колоритную личность – это бродячий проповедник садху, живущий на подаяние. Он просит денежку, а получив ее, с удовольствием позирует для фото.

Путь вверх с утра под мягким солнышком – одно удовольствие, тепло и безветренно, высота тут небольшая, дышится легко. Сама на себя удивляюсь – совсем без напряга поднимаюсь по каменным ступеням.  А с каким трудом я карабкалась по таким  в начале трека! Любуюсь мощными красными цветами на пока еще безлиственных деревьях, которые мне запомнились еще с прошлого раза в Непале.

Земля на холмах вокруг используется с помощью террасного земледелия. Узенькие аккуратные грядки зеленеют молодой порослью. Прохожу череду симпатичных деревушек, в одной из них останавливаюсь перекусить.

Вскоре начинается красота –  цветут рододендроны. Вспоминаю, как в начале пути я фотографировала отдельные робкие бутоны, а тут целый лес в самом цвету!

К середине дня, однако, от утренней бодрости не остается и следа, а дорога все так же неуклонно ползет вверх. Я постепенно сбавляю темп и все чаще присаживаюсь отдохнуть. Небо затягивает облаками, и я вижу, как сзади подбирается очень неприятная туча. Начинает погромыхивать, а дорога, как назло, идет прямо под линией электропередач. В безнадежных попытках убежать от грозы пытаюсь идти побыстрее, но от этого только запыхиваюсь и еще больше устаю. Когда начинается ливень, с облегчением понимаю, что торопиться уже некуда, бреду потихоньку вверх по бесконечным мокрым каменным лестницам.

И вот наконец – ура! – долгожданная вывеска «Горепани».

Дождик кончился, сил сразу прибавляется, лезу на самый верх поселка в поисках лоджа с лучшими видами. Виды тут, впрочем, везде отличные. Бросаю рюкзак, заказываю ужин, успеваю сбегать в душ, и вот уже любуюсь закатом на открытой терраске с чашкой имбирного чая.

Горепани – Гандрук (с заходом на Пун Хилл)

С утра поднимаюсь затемно – хочу встретить рассвет на смотровой площадке Пун Хилл. Выхожу при свете налобного фонарика и сразу встраиваюсь в вереницу других огоньков. Тут очень много туристов — народ толпами валит сюда из Покхары любоваться горами на рассвете. Предприимчивые непальцы установили в начале подъема пропускной пункт и продают за приличную цену билеты на это зрелище. Подъем совсем не сложен, но занимает не меньше часа, поскольку приходится идти в медленно ползущей очереди.

Наверху, на смотровой площадке, установлена вышка. Забираюсь сразу на самый верх, чтобы не тянуть шею из-за чужих голов. Начинает светать, я перестаю замечать холод, гомон толпы и щелканье фотоаппаратов.  Долго-долго смотрю, как серо-голубые вершины становятся золотисто-розовыми, а потом ослепительно белыми.

Солнышко наконец вылезает из-за дальних склонов  и пригревает все сильнее, народ  сначала скачет и вопит, приветствуя восход, а потом начинает  потихоньку расходиться, а я все сижу на вышке и гляжу на Аннапурну, Даулагири и Мачапучре. Даже фотографировать не хотелось, так хорошо было просто сидеть и смотреть.

Наконец, опомнившись, слезаю с вышки и бодренько топаю вниз, к заслуженному завтраку с таким вот видом.

Забираю из лоджа рюкзак и двигаю в сторону Тадапани. Очень хочется подобраться поближе к базовому лагерю Аннапурны, хоть я и понимаю, что дойти до него никак не успеваю. Ну может, хоть до Чомронга удастся добраться?

Тропа полого идет вверх, слева все время видна красотка Даулагири. Виды тут ничуть не хуже, чем с Пун Хилла, но я совсем не жалею, что слазила туда на рассвете, все-таки там какая-то особая атмосфера, может, за счет всеобщего восторга при восходе солнца. На перевале Деорали долго не могу оторваться от фотографирования цветущих рододендронов на фоне снежников.

Дальше тропа идет вниз, потом переваливает через несколько хребтов, совершая изматывающие up-and-down’ы. От них можно было бы приуныть, если бы не леса розовых рододендронов вокруг.

К середине дня добираюсь до Тадапани, захожу в лодж отдохнуть и перекусить. Выйдя на улицу после обеда, обнаруживаю печальную картину: в стороне Чомронга клубятся синие тучи, там сильная гроза. Идти туда в такую погоду смысла нет, так что со вздохом сворачиваю в сторону Гандрука. Опять тороплюсь, убегая от дождя, но вскоре он меня настигает. Долго бреду вверх-вниз по мокрым каменным ступеням.

В Гандруке заселяюсь в прекрасный лодж Gurung Cottage – весь в цветах, с замечательной открытой террасой, с которой, наверное, открываются шикарные виды (сейчас все вокруг затянуто тучами). Хозяин угощает меня вкуснейшим кофе. Обычно в Непале вместо кофе подают что-то совершенно неудобоваримое, и я с удивлением расспрашиваю его, откуда тут такая роскошь. Оказывается, он выращивает кофе сам! И коллекционирует разные другие хорошие сорта.

Тут же, на терраске, его жена с сыном лет семи пытаются складывать какие-то фигурки из бумаги, но дело идет с трудом. По-английски они не говорят, но с помощью улыбок и жестов мы легко находим общий язык. Показываю им, как делать журавликов и лягушек, они в восторге, стараются повторить.  Тут же подтягиваются другие домочадцы, приносят мне целую пачку бумаги, и весь вечер проходит у нас в постижении премудростей оригами.

Гандрук – Австралиан Кемп

Утром яркое солнце, и вид с террасы, действительно, прекрасен.

Прощаюсь с милыми хозяевами и начинаю свой последний, увы, ходовой день – спуск в сторону Покхары.

В целом мне, конечно, предстоит спуск, но непальская дорожка не может просто так идти все время вниз. После спуска в глубокое ущелье приходится карабкаться опять наверх, к деревушке Ландрук.

Эх, последние ступеньки… Непальские террасные поля, школа на пригорке, бегущие навстречу ребятишки кричат: «Намасте!» — такая уже привычная и милая картина.

Вверх-вниз весь день, и вот уже последний чекпост, я закрываю пермит и выхожу за границы Annapurna Conservation Area. Получилось, что я обошла вокруг Аннапурны не торопясь за 14 дней, правда, пару дней я сэкономила, проехав от Марфы до Татопани на джипе.

Напоследок хочу переночевать в местечке Australian Camp, откуда открываются отличные виды. Мне достается не комната, а целый отдельный домик, и весь вечер я провожу, любуясь панорамой снежных вершин.

 

Покхара

С утра долго снимаю горы на рассвете, потом быстренько сбегаю к  трассе и запрыгиваю в автобус до Покхары.

В Покхаре – расслабленная, курортная, ленивая жизнь, которая после трека кажется невиданной роскошью. Все вокруг такие ухоженные, цивильные, нарядные, что мне становится не по себе в потрепанных пропыленных штанах и затертой футболке. Проблема решается легко – кругом полно магазинчиков с одеждой на любой вкус, и вскоре в непальских ярких обновках я присоединяюсь к неспешно прогуливающейся по набережной толпе отдыхающих.

Окунаюсь с головой в курортную жизнь – долго валяюсь на берегу озера, пробуя один за другим разные фреши, брожу по сувенирным лавочкам, захожу в косметический салон, чтобы сделать маску из каких-то индийских снадобий на обгорелую морду. Обычно подобное времяпрепровождение кажется мне невыносимо скучным, но после двухнедельного похода по горам это – то, что надо!

На следующее утро выхожу налегке из отеля, неспешно и бездумно бреду опять вдоль берега, придирчиво выбирая место для завтрака. Тут очень громкая музыка, там народу слишком много… Вскоре понимаю, что в рассеянности я убрела уже за пределы города, но возвращаться совершенно не хочется, торопиться мне абсолютно некуда, так приятно идти без всякой цели по солнечной дорожке вдоль сонного, свежего, тихого озера!

В какой-то безымянной деревушке сажусь наконец завтракать  ровно так, как мне хотелось – в плетеном кресле прямо у воды, в тишине и спокойствии.

А потом иду все дальше и дальше по берегу. Приходит в голову мысль обойти озеро кругом, но тропинок в нужном направлении на карте не видно. Ну и ладно, пойду все равно вперед, упремся – разберемся.

Озеро кончается, дорожка теперь идет вдоль равнины, пересеченной разливами реки. Выходя утром из отеля, я совершенно не планировала дальних прогулок, поэтому на мне легкий сарафанчик и резиновые шлепки на босу ногу. Но погода теплая и безветренная, дорожка ровная, так что я безмятежно шлепаю все дальше.

Наконец обнаруживается тропинка налево, которая длинным полукругом выводит меня на противоположную сторону. Здесь какие-то заброшенные, дикие места, берег крут и обрывист, тропинка начинает карабкаться вверх и все дальше от реки и озера.  А я-то думала, что с подъемами покончено!

Встречаю какое- то удивительное сооружение – наверное, это ступа, но уж больно странного вида!

К середине дня, как обычно, за спиной собираются тучи и слышится неприятное громыхание. Опять приходится убегать от грозы! Тороплюсь, теряя шлепки, все вверх и вверх по каменистой тропинке. И вот уже далеко внизу виден островок напротив пристани в Покхаре. Впереди – белоснежная ступа, которой мы с Мишкой много лет назад любовались, катаясь по озеру на лодочке.

Успеваю добежать до ступы и с первыми порывами ветра и ударами грома над головой прячусь в какой-то кафешке. Ливень хлещет в стекла и совершенно не собирается кончаться, так что обед затягивается часа на два.

Встречаю тут компанию москвичей, которые путешествуют по Непалу с обычной культурной программой. Они приплыли сюда на лодочке из Покхары и тоже пережидают непогоду. Ура, они готовы взять меня с собой обратно до пристани!

Дождь наконец ослабевает, воздух становится прозрачным, снимаю напоследок дальние горы.

Спускаемся к озеру, отплываем, и тут ливень припускает с новой силой! Перегруженная лодочка качается под порывами ветра, так что получаем кучу острых ощущений, но все же благополучно добираемся до пристани. Насквозь промокшая, но очень довольная сегодняшним днем, шлепаю по лужам к своему отелю.

Катманду

Ранним утром сажусь в автобус до Катманду и днем успеваю пробежаться по знакомым местам. Кое-где просто слезы на глаза наворачиваются, так этот милый, веселый, разноцветный город исковеркан землетрясением. На площади Дурбар с трудом нашла уголок для фото, откуда не видно руин…

Но жизнь продолжается, мартышки прыгают, древние статуи улыбаются, а после дождя над городом висит радуга.

Всю дорогу в самолете читаю Lonely Planet и мечтаю о треке «Три перевала» в Сагарматхе. Надеюсь, что продолжение следует…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.