По Тянь-Шаню и Памиру на своей машине — 2018

Июнь — июль 2018, 26 дней, 13000 км, Иван и Ната

Погуляв в 2017 году по Средней Азии, я поняла, что в эти края надо ехать в большое путешествие на своей машине. Так что летом 2018 года мы с Иваном отправились в путь — нас ждали высокогорные плато и снежные вершины, верблюды и яки, Иссык-Куль и Искандеркуль, а главное — Памирский тракт, где мы собирались испытать новенький Дастер. Повзрослевшие дети с нами не поехали, у них теперь свое лето, свои походы и путешествия, ну а мы вдвоем выдвинулись в сторону Тянь-Шаня.

Начало пути: Актобе, озеро Камыстыбас, Туркестан

Выехав с утра из Воздвиженского, к вечеру оказываемся в районе Жигулевских гор. Решили остановиться тут на ночевку — куда торопиться, когда весь отпуск впереди! В наступающих сумерках долго искали обозначенную в навигаторе гостиницу на берегу Волги — оказалось, что это стоящий у пристани кораблик, переоборудованный в отель. Скрип деревянных половиц, плеск волн, крики чаек — чудесное место!

На следующий день отправляемся дальше после неторопливого завтрака на деревянной палубе.

Границу с Казахстаном проходим почти без задержки, но дальше приходится сильно замедлиться. Здесь совершенно зверские штрафы за превышение скорости, при этом часто на совершенно прямой пустой дороге стоит знак 40 км/час. Ивану соблюдение правил дается с большим трудом, я нервничаю, но, к счастью, полиция встречается редко, и нас пока никто не ловит.

Ближе к вечеру проезжаем город Актобе. Решили остановиться тут, передохнуть как следует, а потом ехать дальше в ночь, чтобы не бояться ментов. На окраине города обнаруживается отличный парк у берега озера — тут оборудованный пляж, ресторанчик, разные развлекухи. Долго плаваем в теплом озере, общаемся с симпатичными верблюдами в загоне, на закате ужинаем на берегу, пробуя разные местные блюда. Бешбармак и самса с бараниной были прекрасны, а жаркое из конины с каким-то хитрым названием — жестковато.

Когда темнеет, Иван садится за руль, а я откидываю спинку сиденья, заворачиваюсь в спальник и засыпаю до утра. На рассвете меняю его, но поспать ему удается не сразу: на дороге то и дело встречаются стада верблюдов, и такое зрелище невозможно пропустить.

Иван наконец засыпает, а я еду и еду по абсолютно пустой, прямой и однообразной дороге, пытаясь не превышать скорость. Много часов за окном ничего не меняется — все та же пустынная степь и уходящая к горизонту трасса. Какой же Казахстан, оказывается, огромный!

К полудню сворачиваем отдохнуть и искупаться на озере Камыстыбас, которое было раньше частью Аральского моря. Берега его, как и следует из названия, по большей части заросли камышом, но тряская грунтовка со временем приводит нас к чистому пустынному пляжу. Озеро огромное, противоположный берег чуть виден полоской на горизонте.

Вода в озере очень теплая, чуть солоноватая. Долго плаваем-загораем, пьем кофе, гуляем вдоль прибоя. Соленый ветер пахнет водорослями и морем.

Едем дальше через все ту же пустынную степь. Несколько раз останавливают полицейские, но Иван вовремя замечает их и успевает снизить скорость. Один раз попались очень уж настырные и агрессивные, пытались придираться ко всему, что только можно, но у нас все в порядке — и документы, и страховка, и техосмотр. Прицепились к тому, что табличка с номером у нас не просто привинчена, а закреплена дополнительно пластиковыми хомутами — говорят, страшное нарушение, огромный штраф. Чуть до драки не дошло, хотели силой отобрать у Ивана телефон, но он проявил твердость, и пришлось им отпустить нас несолоно хлебавши.

К вечеру добираемся до города Туркестан, тут много всего любопытного. Заселяемся в чистенький цивильный отель на главной площади и идем к мавзолею Ходжи Ахмеда Ясави, суфийского проповедника и поэта, жившего тут в XII веке.

Этот мавзолей был возведен в XIY веке на месте захоронения Ахмеда Ясави по приказу Тамерлана, в знак победы над ханом Тохтамышем, правителем Золотой Орды. Сейчас тут идут съемки какого-то исторического фильма, и у стен мавзолея прогуливаются колоритные фигуры в костюмах той эпохи.

Неподалеку — живописная старинная мечеть.

Гуляя по городку, обнаруживаем еще мечеть современной постройки.

С наступлением темноты на улицах Туркестана становится многолюдно, работают аттракционы, дымится жареное мясо в ларьках, включается праздничная иллюминация и фонтаны. Сначала мы подумали, что это такое обычное для азиатских городов явление, когда население вечером выходит прогуляться после полуденной жары, но уж больно много кругом народу! На центральной площади собирается огромная толпа, начинается концерт, гремят фейерверки. Мы попали на какой-то праздник! Как выяснилось, Туркестану в этот день был присвоен статус областного центра, и народ ликовал по этому поводу.

С утра идем посмотреть мавзолей поподробнее, накануне вечером вход внутрь был уже закрыт. Интерьеры его отделаны плиткой того удивительного бирюзового цвета, который так полюбился мне во время моего предыдущего путешествия по Средней Азии.

Рядом с мавзолеем — мощные крепостные стены и любопытные скульптуры.

Отправляемся дальше, около Шымкента сворачиваем влево, в сторону Алматы. Пейзаж наконец меняется, скоро вдалеке показываются горы. Где-то там, за ними, озеро Иссык Куль.

Вечером, уже в темноте, подруливаем к повороту на каньон Чарын. Навигатор обещает неподалеку гостевой домик, но на его месте оказываются какие-то невнятные сараи. Ну что ж, все свое у нас с собой, находим плоскую площадку среди окрестных горушек и ставим палатку.

Каньон Чарын

Вчера в темноте наугад остановились в удачном месте, недалеко от живописного изгиба реки. С утра не торопимся, жмуримся на еще не жарком солнышке, радуясь, что наконец снова оказались в горах в палатке.

Отправляемся в путь, оставляем машину на стоянке, платим небольшую денежку и входим в Чарынский каньон. Такое ощущение, что мы не проехали десять километров по пыльной грунтовке, а трансгрессировали волшебным образом в Америку, так похожи эти удивительные ландшафты на пейзажи Аризоны и Колорадо.

Эту часть каньона называют Долиной Замков — действительно, среди красноватых скал можно разглядеть очертания причудливых крепостей и башен.

Проходим верхней тропой по левой части каньона. Теперь хорошо бы спуститься к реке и вернуться, осмотрев Чарын снизу, но это оказывается не так-то просто. Тропа теряется в нагромождениях красных камней, приходится сползать по высохшему руслу реки, кое-где на пятой точке. Некоторые глыбы на склонах вокруг держатся буквально на честном слове.

Внизу у реки — площадка для отдыха, нечто вроде кемпинга и кафешка в тени развесистых деревьев. Долго прохлаждаемся тут, попивая вкуснейший айран, и отправляемся в обратный путь по нижней части каньона.

Дальше наш путь лежит в сторону Тянь Шаня. На границе с Киргизией машин нет, пограничники к нам большого интереса не проявляют, проскакиваем все быстро. Удивительно изменился пейзаж вокруг — вместо жарких красноватых скал за окном машины теперь плавные зеленые холмы и долины, в которых пасутся табуны лошадей.

И вот наконец показываются снежные горы — отроги Тянь Шаня.

К вечеру добираемся до поселка Каракол и заселяемся в гостевой домик. Договариваемся оставить тут машину на несколько дней — завтра мы собираемся в пеший поход по Терскей Алатау.

Ужинаем в кафе отличной местной рыбкой под названием «сига». Красавица-официантка, обслуживающая нас — дунганка по национальности. Дунгане — это китайцы-мусульмане, переселившиеся в эти края в XIX веке. Кроме дунган, тут живут еще уйгуры, тоже выходцы из Китая, и китайские мотивы тут часто встречаются.

Поход по Тянь Шаню: Алтын Арашан, перевалы Алакёль и Телеты

С утра собираем рюкзаки, прощаемся на несколько дней с нашей машинкой и отправляемся в горы. Хозяин гостевого дома подвозит нас до поселка Теплоключенка, и вот мы топаем вверх по горной тропинке вдоль реки, разглядывая тоненькие остроконечные тянь-шанские елки, похожие на свечи.

Подъем по серпантину местами довольно крут. Удивительно, как по этой тропе ухитряются карабкаться массивные грузовики!

Идти с непривычки тяжеловато, но мы не торопимся, часто отдыхаем, и к середине дня добираемся до горячих источников Алтын Арашан. Здесь оборудованы купальни и стоит несколько юрт, в которых можно переночевать. Небо начинает затягивать тучами, так что решаем  остановиться в юрте, чтобы не ставить палатку под дождем.

Разглядываем, как устроена юрта. Главная ее часть — круглая деталь на макушке, где открывается окно над очагом и куда сходятся все боковые жерди, — называется тундук.

Тундук для киргизов имеет символическое значение — он обозначает и связь с Небом, и основание Дома, и домашний очаг. Недаром он изображен на флаге Киргизии.

Открыть окошко над тундуком непросто — надо дергать за длинную веревку, привязанную к макушке юрты.

Изнутри юрта устлана войлочными коврами, они хорошо держат тепло. Вечером здесь растапливают печку-буржуйку.

Гостеприимные хозяева угощают нас чаем из самовара.

Вечером расслабляемся в термальных источниках. На берегу речки оборудовано несколько купален с радоновыми и сероводородными ваннами.

Вода здесь не горячая, а слегка тепловатая, но она так  насыщена минералами, так что минут через 15 все тело начинает слегка покалывать, всю усталость как рукой снимает, вылезаешь из ванны как новенький!

С утра, пройдя немного вдоль реки, сворачиваем на лесную тропинку и начинаем долгий подъем к перевалу Алакёль.

Тропинка то и дело пересекает речки и ручейки. Я благоразумно перебираюсь вброд по камушкам, подстраховываясь палками, а Ивану экстрима не хватает — балансирует на узких бревнышках.

Подъем не очень крутой, но затяжной, и идти нам с непривычки непросто. Часто отдыхаем, общаемся с коровами. Вскоре лесная зона заканчивается, кругом только альпийские луга и каменные осыпи, появляется первый снег.

Неподалеку от перевала остановились отдохнуть около нескольких юрт. Посидели, да и решили остаться тут ночевать, чтобы на следующее утро штурмовать перевал со свежими силами.

Вечером вышли прогуляться вдоль речки. Высота тут уже приличная, почти 3000, но дышится пока легко. Кругом полно эдельвейсов.

Ночью в юрте было тепло и уютно, но высунув утром наружу нос, мы обнаружили такую картину:

Эдельвейсы засыпало снегом, и травинки все обледенели.

Но пока мы завтракали, буквально за полчаса яркое солнышко растопило весь снег. Если б не снежок на фото, и не поверишь, что все вокруг только что было белым!

Начинаем подъем к перевалу. Тропа идет по каменистым осыпям, растительности уже почти нет.

Выйдя из-за поворота, обнаруживаем, что тропа, ведущая к перевалу, упирается прямо в снежную стену. Готовясь к походу, я не учла, что в конце июня здесь совсем не та ситуация, что в августе, когда снега на перевалах практически не бывает! Иван, который первый раз оказался в автономном горном походе, весьма озадачен — как же тут лезть? При каждом шаге приходится вбивать носок ботинка в снег, чтобы не соскользнуть вниз.

На середине подъема выбиваемся из сил, но найти плоскую площадку для отдыха не удается. Кое-как притыкаемся на торчащем камне, чтобы хоть немножко перевести дух.

Последние шаги даются с большим трудом.

И вот — ура! — мы на перевале, и перед нами распахивается панорама озера Алакёль. Оно еще почти все подо льдом.

Долго отдыхаем, пьем чай, не можем оторваться от фотографирования озера. Высота тут уже 3900, но нехватки воздуха почти не ощущается, и я не боюсь горняшки, потому что мы планируем спуститься на ночевку в лесную зону, к долине Каракол.

Начинаем спуск. Облака расступаются, проглядывает солнце, и озеро на глазах меняет цвет, становясь из темного, сине-зеленоватого, ярко-бирюзовым.

Бодренько шагаем по ровной тропинке вдоль берега, радуясь тому, что все трудности на сегодня позади.

Тут из-за горы справа стремительно наплывает туча, поднимается встречный шквальный ветер, и начинается настоящая пурга. Это не просто снег, а горизонтально летящая снежная крупа, которая сечет лицо, так что невозможно дышать. Приходится остановиться, и за несколько минут тропа оказывается полностью заметенной снегом, куда идти — непонятно, в пяти метрах уже ничего не видно.

К счастью, прямо у тропы обнаруживается относительно ровная площадка. Кое-как ставим палатку и заползаем внутрь, чтобы отдышаться и отогреться. Иван совсем без сил — тяжелый рюкзак, трудный подъем по снегу на перевал, да еще эта буря — слишком много для первого горного похода! Готовлю в тамбуре еду, заворачиваю его в два спальника, и он мгновенно засыпает. Снег снаружи не думает прекращаться, и я понимаю, что сегодня придется остаться тут, хотя ночевка на такой высоте без акклиматизации чревата горной болезнью.

К вечеру жизнь налаживается. Выглядывает солнце, и выпавший снег тает на глазах. На закате выходим прогуляться вдоль озера, из-за рыжих гор выглядывает полная луна.

Ночь была очень холодной. Иван после пережитых треволнений дрых без задних ног, а я мерзла, не могла заснуть, утром встала вся разбитая и с больной головой. Но мы идем вниз, так что такие проявления горняшки меня не очень пугают. Зато полюбовались озером на закате и на рассвете!

Некоторые отважные товарищи бесстрашно лезут купаться в ледяной воде.

Начинаем спуск в долину Каракол.

Я плетусь кое-как (первый раз накрыло горняшкой, раньше я всегда очень осторожно акклиматизировалась), то и дело прошусь отдохнуть. А Иван на удивление бодр и весел.

Но когда мы спускаемся до лесной зоны, мне становится гораздо легче, головная боль отпускает, дальше идем в нормальном темпе. Минуем заросшие цветами поляны, большую долину, где стоит альплагерь Каракол, и встаем на ночевку в густом лесу, у речки.

С утра — опять вверх, лезем к перевалу Телеты. Подъем плавный и несложный, но на перевальном взлете опять лежит снег. Погода портится, идем под мелким нудным дождиком.

Перед самым выходом на перевал приходится преодолевать снежную стенку.

На перевале Телеты.

При подготовке к походу я думала попробовать пойти отсюда на достаточно сложный перевал Арчатор, но сейчас очевидно, что из-за снега мы его преодолеть не сможем. Так что спускаемся в широкую долину вдоль реки Западная Телеты. Повсюду шумят ручейки, но мы уже так промокли, что бодро хлюпаем по ним напрямик, не пытаясь искать удобные переправы.

К вечеру погода проясняется. Остановившись на ночевку, разводим большой костер и успеваем просушить все вещи.

Последний день похода — приятная прогулка по долине вдоль реки, до поселка Джеты Огуз.

Здесь уже обитаемые, обжитые места. Джеты Огуз называют курортом, потому что здесь тоже есть горячие источники, и местное население массово приезжает сюда отдыхать на природе.

Киргизы дружелюбны и общительны. Вот этот трехлетний товарищ целенаправленно подошел поприветствовать нас от своей юрты, деловито поздоровался за руку и отправился дальше по своим делам.

Оглядываемся напоследок на снежные вершины, которые еще виднеются из-за остроконечных елок.

Встречаем огромные табуны лошадей. Длинноногие, изящные — просто красавцы! Мы все гадали, зачем их держат тут в таких количествах, но потом нам рассказали, что местные просто разводят их на мясо.

У дороги встретили вот такую удивительную елку с белыми цветами. При ближайшем рассмотрении оказалось, что еловые ветки обвила цветущая лиана.

Тропа вскоре превращается в проезжую дорогу, по сторонам которой раскиданы юрты.

Добираемся до поселка, у которого виднеются красные скалы Джеты Огуз. Но к ним мы поедем на следующий день, а сейчас, погуляв по парку у санатория с термальными водами, возвращаемся на такси в Каракол в свой гостевой дом.

Каракол, Джеты Огуз

В Караколе живут не только киргизы, здесь много русских, а также выходцев из Китая — дунган и уйгуров. Здесь соседствуют удивительная дунганская мечеть и внушительный православный храм.

Дунганы — это народность китайского происхождения, исповедующая ислам. Дунганская мечеть была построена в начале ХХ века китайскими мастерами. Она похожа совсем не на мечеть, а на буддийский храм.

Чтобы войти на территорию мечети, женщинам надо облачаться в одеяние, закрывающее колени, плечи и голову.

Мечеть была построена из местного дерева и, как говорят, без единого гвоздя: все детали соединяются с помощью вырубок и пазов. Она вся изукрашена затейливым деревянным орнаментом, который имеет символическое значение.

Внутрь немусульман не пускают, но можно фотографировать с порога. Тоже не особо похоже на мечеть.

Невзрачный деревянный минарет рядом с мечетью был отстроен взамен разрушенного в середине прошлого века.

Неподалеку находится другое значимое здание Каракола — православный Троицкий храм. Он недавно отреставрирован, обильно украшен искусной деревянной резьбой.

Погуляв по Караколу, перед дальней дорогой решили заехать еще раз к живописным скалам Джеты Огуз, которые накануне, уставшие после похода и с рюкзаками, мы почти не посмотрели.

Джеты Огуз в переводе значит «семь быков». Так называются сами красные скалы и расположенный у их подножия поселок с термальными водами. Местные рассказывают легенду об этом названии и о происхождении горячих источников.  Богатый и знатный хан влюбился в красавицу, но она отдала свое сердце другому. Отвергнутый поклонник выкрал девушку и задумал убить ее, чтобы она не досталась никому. Он созвал поминальный пир, для которого было зарезано семь быков, и вонзил нож в сердце красавицы. Вместе с алой кровью из сердца ее хлынул поток кипящей воды, который затопил долину и погубил злодея. А семь быков превратились в скалы, окрашенные кровью в красный цвет.

В соответствии с этой легендой отдельно стоящая у реки скала называется «Разбитое сердце».

Погуляли у подножия красных скал, прошлись вдоль реки.

Прогулялись по небольшому ущелью в сторону от дороги. Здесь обнаруживается куда более удивительная скала, похожая на храм или замок — трудно поверить, что эта стена вырублена не человеком, а ветром!

Ущелье Барскоон, Арабельский сырт и Кумтор

Отправляемся на машине дальше. Едем в ущелье Барскоон, которое ведет в высокие горы, на Арабельский сырт. Сырт — это такой особый ландшафт, высокогорная равнина, плато на высоте более 3500 метров, окруженное еще более высокими горами. Туда проложена хорошая грунтовка, ведущая к золотоносному прииску Кумтор, который разрабатывают канадцы, они и поддерживают дорогу в таком состоянии, чтобы по ней могли проезжать груженые фуры.

В начале ущелья подъем плавный. Проезжаем несколько достопримечательностей, куда возят экскурсантов — памятник Гагарину и пару водопадов. Не стали тут останавливаться — времени сегодня маловато, хочется проехать подальше по сырту.

Упираемся в шлагбаум, где у нам проверяют паспорта и записывают в тетрадочку, но без проблем пропускают. Начинается крутой серпантин, и вскоре мы выезжаем на перевал Сары Мойнок.

Дорога сворачивает влево и после небольшого спуска начинает подъем к перевалу Барскоон. Высота уже под 4000, на вершинах гор лежит снег.

И вот мы выезжаем на Арабельский сырт — это настоящая горная тундра, изрезанная речушками и ледниковыми озерами. Тут удивительная тишина и спокойствие. Долго сидели на берегу озера, уходить не хотелось.

Совершенно ровная прямая дорога бежит и бежит по огромной равнине на высоте больше 3500 метров в окружении снежных гор.

Я надеялась, что нам удастся проехать к огромному леднику Петрова и озеру рядом с ним, но дорога туда идет только через золотой рудник, и нас не пустили.

Но ехать обратно по той же дороге через Арабельский сырт совсем не скучно, так удивителен контраст между широкой болотистой равниной и снежными пиками вокруг.

Возвращаемся по Барскоону обратно и выезжаем на берег Иссык Куля.

Каньон Сказка, стоянка на Иссык Куле

На закате этого длинного дня успеваем заехать в каньон Сказка, известный своими причудливыми ландшафтами. Здесь можно часами лазить по руслам высохших рек и глинистым обрывам, выискивая в очертаниях скал башни и замки, динозавров и драконов.

Здорово, что мы попали сюда на закате, когда заходящее солнце окрашивает разноцветные скалы в еще более яркие тона.

Вернувшись к берегу, находим замечательную дикую стоянку на песчаном пляже в тени развесистых деревьев. Решили остаться тут на денек — надо ж когда-то и отдохнуть в путешествии!

Весь следующий день блаженно валялись на берегу Иссык Куля. Поставили большую палатку, обустроили удобный лагерь с душем, купались на совершенно пустынном пляже, любовались облаками и закатом — как здорово иногда сделать такую остановку в стремительном ритме путешествия и никуда не торопиться!

Кочкорка, Таш Рабат и яки, перевал Мэлс Ашуу

Но на следующее утро уже хочется ехать дальше. Впереди долгий путь до Таш Рабата, это древний караван-сарай на Великом Шелковом пути, недалеко от китайской границы. Проехав вдоль берега Иссык Куля, сворачиваем в сторону Нарына. Пейзаж меняется, вокруг желто-серые мрачноватые пустоши, по которым бродят верблюды.

По дороге остановились в поселке Кочкорка. Это центр войлочных ремесел, которые очень важны в Киргизии, здесь делают ковры, а главное — обшивку для юрт. Производство войлока тут совмещается с аттракционами для туристов — проводятся мастер-классы по валянию шерсти, повсюду полно магазинчиков, где можно купить и войлочные сувениры, и настоящие ковры с традиционным орнаментом. Мы приехали в самый разгар одного из таких представлений — наблюдаем, как бьют шерсть специальной тонкой палкой с гибкой рукояткой.

Потом битую шерсть разноцветными узорами разложат на соломенной подстилке, которую скатают в трубку, польют кипятком и будут долго топтать ногами, в результате чего шерсть сваляется, и получится узорчатый коврик.

Так же изготавливают и традиционные киргизское войлочные шапки. Здесь их носят повсеместно в обычной жизни, хотя выглядят они довольно экстравагантно.

Иван тоже решил завести себе такую шапку, чтобы дома носить ее в сауне.

Кроме войлочных изделий, в магазинчиках полно разных вышивок, аппликаций, тканых поясков и нарядов с символическими орнаментами.

Дальше торопимся без остановок к Таш Рабату. Это название в переводе означает «каменный двор». Назначение этой странной каменной крепости среди пустынных гор не вполне ясно. С XYI века он был караван-сараем на торговом пути, однако есть мнения, что раньше это было военное укрепление, а может быть, древний буддийский или несторианский монастырь.

Сейчас Таш Рабат восстановлен и отремонтирован, и полазив снаружи по мощным стенам, можно попасть внутрь и пройти по мрачным темным коридорам, освещаемым только через отверстия в потолке, и рассмотреть грубую каменную кладку.

Подъезжая к Таш Рабату, мы заметили недалеко от дороги какое-то необычное стадо — вроде коровы, но нет, гораздо крупнее и двигаются совсем по-другому. Приглядевшись попристальнее, я поняла, что это яки, которых я так полюбила, путешествуя по Непалу. Там они живут только в высокогорье, а здесь гораздо ниже, около 3000 метров, но вот как-то приспособились. Иван с ними раньше не встречался, так что погуляв по крепости, мы решили разыскать яков и рассмотреть их поближе.

Однако это оказалось не так-то просто. Свернув в небольшое ущелье, бросаем машину и пытаемся подойти к якам поближе, но завидев человека, они тут же разворачиваются и убегают. С виду громоздкие и неповоротливые, они удивительно быстро и грациозно скачут, как невесомые! По пластике движений они напоминают бегущих собак — стелется по ветру длинная шерсть, развеваются мохнатые хвосты, и плавными мягкими прыжками они несутся по склону так, что догнать их нет никакой возможности.

На наше счастье, подъезжают местные мужички на лошадях, разворачивают стадо и гонят его прямо на нас. Яки пробегают совсем рядом, сердито похрюкивая. В отличие от коров, они не умеют мычать, а издают такие характерные звуки, вроде фырканья или хрюканья.

Местные называют здешних яков «полудикими» — они не живут в стойлах, на них не перевозят грузы и не едят их мясо, как в Гималаях. Киргизы используют только их шерсть.

Мужички предлагают прокатиться на лошадях. Догнать яков нам не удается даже верхом, но проехаться вдоль реки на длинноногой киргизской лошадке очень приятно.

Вернувшись к машине, едем обратно по ущелью Таш Рабат, по дороге встречаем сурков.

Дальше в целом наш путь лежит на запад, в сторону Ферганской долины. Можно было вернуться до Нарына и, сделав большой крюк, проехать по трассе, но мы решили срезать путь по живописной горной грунтовке через  котловину Акбаши и сырт реки Терек (не кавказский ТЕрек, а киргизский ТерЕк, ударение на втором слоге).

Вскоре попадаем в какой-то удивительный ландшафт — красно-оранжевые холмы на фоне ярко-зеленых складчатых долин, серые скалы на горизонте, совершенная тишина и простор вокруг.

Дорога то и дело пересекает ручьи, к счастью, неглубокие.

Начинаем по серпантину забираться на перевал Мэлс Ашуу. До самого горизонта открывается бархатная складчатая долина. В воздухе висит легкая дымка, поэтому фотографии, к сожалению, не могут передать необычного очарования этих пейзажей, но у меня они до сих пор стоят перед глазами.

Высота уже под 3500, но машина этого как будто не замечает, грунтовка сухая и ровная, так что лезем потихоньку все выше. Вдали открываются снежные горы.

Выезжаем на перевал Боролю.

С перевала Боролю открываются удивительные виды на долину реки Терек и складчатые горы Байбичетау. Внизу видна прямая, как стрелка, дорога, на которую нам предстоит спуститься по крутому серпантину.

Спуск оказывается на удивление несложным, и вот мы катим по ровной дороге вдоль Терека по направлению к городку Баетов. Оглядываемся назад — прямо не верится, что мы только что съехали на машине с этой горной стенки!

В Баетове находим по навигатору гостевой домик и падаем спать.

Дорога через перевалы Тогуз Торо и Калдамо, Узген, Ош

Сегодня нас ждет долгая горная дорога с серпантинами и высокими перевалами. Выезжаем в долину Нарына, здесь приходится делать большой крюк до моста.

Вдоль дороги попадаются каменные надгробия.

Сворачиваем вправо и начинаем карабкаться по бесконечным петлям серпантина к перевалу Тогуз Торо.

Открывается вид на удивительные клетчатые горы.

Продвигаемся медленно, ведь на серпантине разгонишься, да еще пробки на дороге!

Спускаемся опять к Нарыну, проезжаем большой поселок Казарман и начинаем подъем к следующему перевалу — Калдамо.

Оглядываемся на долину Нарына. Здесь уже горы посерьезнее, на подъезде к перевалу лежит снег.

На перевале Калдамо.

Торопимся вниз, в тепло Ферганской долины.

На закате въезжаем в Узген. Мы находимся на территории Киргизии, но совсем близко от границы с Узбекистаном, и Узген — совершенно узбекский городок.

Хотели поесть тут знаменитого узгенского плова, но оказалось, что вечером его уже нигде не найти — плов готовят утром, и к середине дня он уже весь съеден. Купили на рынке красный узгенский рис,  дома приготовим!

В Узгене есть домонгольские памятники — минарет и мавзолей, украшенные затейливым каменным орнаментом.

Полюбовались с минарета закатом и торопимся дальше, в Ош, где нам нужно успеть забрать заказанные заранее пропуска в Горный Бадахшан.

В Оше — ура! — успеваем за пропусками, останавливаемся на ночь в первой попавшейся гостинице под названием Пекин. Тут все надписи по-китайски, и постояльцы — китайцы. Все перемешано на этой узкой полоске Киргизии, зажатой между Узбекистаном и Китаем.

Памирский тракт: перевал Кызыл Арт, озеро Каракуль, перевал Ак Байтал

Итак, отправляемся в путь по Памирскому тракту — высокогорной трассе, о которой пел Визбор:

Дорог на свете много, но выше не найдешь — 

От города Хорога в далекий город Ош.

По трассам каменистым смотри не оборвись!

Машины-альпинисты карабкаются ввысь.

Правда, мы едем в обратном направлении — из Оша в Хорог. За окном — разноцветные холмы, которые становятся все выше.

Кое-где случаются пробки, но если громко бибикать, их можно объехать.

И вот на горизонте распахивается панорама снежных гор — это Памир!

Вдоль дороги хрюкают яки, но здесь мы уже не стали за ними гоняться.

Въезжаем в ущелье вдоль реки, дорога неуклонно забирает выше и выше.

Горы вокруг красноватые, и этот оттенок проявляется все ярче. Мы приближаемся к перевалу Кызыл Арт, «кызыл» значит «красный».

Дорога превращается в грунтовку, высота здесь около 4000, но наша машинка справляется прекрасно. А вот как на этой высоте такие подъемы одолевают велосипедисты — уму непостижимо!

Перевал Кызыл Арт высотой 4280 метров — граница Киргизии и Таджикистана.

Пограничный пост находится довольно далеко за перевалом. У нас долго и придирчиво проверяют пропуска и прочие документы, но придраться не к чему, и с некоторой неохотой нас впускают в Горный Бадахшан — автономную область Таджикистана, населенную памирскими народами. 

Едем с перевала вниз, слева постоянно тянутся столбы с  колючей проволокой. Это приграничная полоса вдоль границы с Китаем.

Открывается вид на озеро Каракуль.

Пронизывающий ледяной ветер и слепящее солнце, неимоверная синева озера и белые пики гор, абсолютная пустынность и высота создают ощущение нереальности, другого мира.

Вдоль дороги попадаются какие-то заброшенные каменные строения, кладбище.

Проезжаем поселок Каракуль — единственный населенный пункт в этих пустынных суровых местах, которые кажутся совершенно непригодными для жизни.

Погода стремительно меняется, половину неба закрывают черные тучи, ветер становится еще сильнее, вдалеке виднеются маленькие смерчи из песка. Тревожное ощущение нереальности не покидает, но красота вокруг неимоверная.

Освещение меняется каждую минуту, и с другой стороны, под солнцем, озеро становится ярко-бирюзовым.

Озеро Каракуль лежит на высоте 3900, а мы карабкаемся дальше и выше — к перевалу Ак Байтал. Дорога совершенно пустынна, за весь путь здесь мы не встретили ни одной машины.

Налетающий порывами ветер несет снег.

Подъем достаточно плавный, и наша машинка справляется прекрасно, будто не замечая высоты больше 4000. Пятикилометровые снежные вершины вдоль дороги кажутся здесь небольшими холмами.

И вот мы на перевале Ак Байтал, на высоте чуть ниже Монблана.

И дальше — вниз, по лежащей на многокилометровой высоте равнине вдоль реки Ак Байтал. К вечеру добираемся до поселка Мургаб, который в этих пустынных краях кажется настоящим городом.

Памирский тракт: Мургаб, озера Булункуль и Яшилькуль

В Мургабе останавливаются на ночевку многие из тех, кто путешествует по Памирскому тракту, поэтому тут есть гостевые дома и даже отели. Находим гостевой домик с вполне цивильными условиями, вечером нам даже предлагают горячий душ и вкусный ужин. Печи тут топят кизяком.

Знакомимся с молодыми французами-путешественниками, которые приехали сюда из Франции на велосипедах. Их сопровождает собачка, которая бежит бегом всю дорогу, а когда устает, запрыгивает в такое самодельное креслице из пластмассового тазика.

Трудно представить, как люди живут всю жизнь  в этих приземистых белых домиках, под непрестанными пронизывающими ветрами и слепящим солнцем, без единого деревца вокруг… Но памирцы выглядят вполне бодрыми и деловитыми, хоть им и приходится закрывать лица от ветра и солнца.

Отправляемся дальше, к горным озерам Булункуль и Яшилькуль, лежащим немного в стороне от Памирского тракта. Перед дальней дорогой надо заправиться.