По Африке на прокатной машине — 2014

Апрель — май 2014, 25 дней, 8500 км. Иван и Ната
Что такое Африка? Да в трехлетнем возрасте из книжки про Бармалея все узнают, что это самое прекрасное и ужасное место на свете, в Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие злые крокодилы, и туда обязательно надо попасть, хоть все вокруг и твердят: «Не ходите, дети, в Африку гулять!» Конечно, Египет, Марокко, Тунис  и даже Западная Сахара — это все не то, зовет настоящая Африка, Оглушенная ревом и топотом, облеченная в пламя и дымы… Так что в один прекрасный день я решилась и нажала на кнопочку «купить билет» на строчке «Москва — Йоханнесбург».

Пролог »

Николай Гумилев
ЖИРАФ
Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.
Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.
Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.
Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.
И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.
Отступать было некуда, я принялась готовиться к путешествию. Сначала мы думали только про ЮАР, но вскоре стало понятно, что и тут «настоящей Африки» мы не увидим — национальные парки тут похожи на зоопарки, городки похожи на европейские, никаких вокруг диких племен и пустынь. Так что решили делать большой круг через Намибию и Ботсвану, рулить нам не привыкать! Вот что получилось.

 

ЮАР:  дорога на юг, Моссел Бей, даманы, мыс Игольный

В это путешествие мы отправились вдвоем с Иваном, оставив детей продолжать учиться на попечении родственников и друзей.  Вылетаем в середине дня из Домодедово. На пересадке в Каире покупаем джин для профилактики малярии. Летим всю ночь, спать удобно.

Прилетаем в Йоханнесбург рано утром, едем на такси в рентконтору. Чернокожий мальчик долго и старательно все объясняет про машину, показывает оборудование. Когда мы готовились к путешествию, было много сомнений относительно того, какую арендовать машину, тащить ли с собой все кемпинговое снаряжение или арендовать часть на месте, как все это перевозить в самолете — мы первый раз собирались в большое путешествие по принципу «fly and drive», обычно мы грузим все имущество в собственный багажник и стартуем прямо от порога.

Решили в результате арендовать полностью оборудованный для кемпинговой жизни внедорожник Toyota Hilux Single Cab, и это оказалось правильно: все снаряжение было добротным и удобным, машину нам бесплатно заменили на более комфортную и просторную Double Cab (так как Single не оказалось), и она, названная нами Носорожицей, показала себя вполне неплохо.

20Часов в 11 наконец выезжаем. Поначалу страшновато — механика, правый руль и левостороннее движение, но вскоре осваиваемся, остается только путаница с дворниками и указателями поворота. Закупаем продукты — тоник, прекрасное мясо для гриля, коробку папайи. Все дешевле, чем в Москве.

Едем по трассе в направлении Кейптауна. Долго приходится искать заправку, теряем время да еще и платим дважды на пункте оплаты за трассу, т.к. приходится разворачиваться. Заправляем свой огромный двойной бак — 150 литров.

Когда петляем по проселочной дороге, под колеса бросаются земляные белки с забавным плоским хвостом. Выбираемся наконец на нужную трассу — двухполосную, нагоняющую сон. Слушаем Майн Рида про жизнь буров в Южной Африке.

Солнце клонится к закату, создавая какое-то совершенно особенное, непривычное освещение — длинные, яркие, резкие тени. Удивительно, что оно идет по небу не в ту сторону! Небо всех цветов радуги — зеленое, оранжевое, фиолетовое, синее. Жалко, что фотоаппарат не может этого передать.

Стремительно падает темнота. Находим кемпинг на разливе реки Оранжевой, устраиваемся прямо на берегу. Кемпинговое оборудование, которое мы получили вместе с машиной, непривычное, но добротное и очень разумно устроенное — палатка с матрасом на крыше, раскладные стол и стулья, холодильник, ящики с посудой и разными мелочами, газовый баллон с чудесно названной насадкой — кукотопом. Дегустируем новый джин Плимут, закусываем жаренной на гриле бараниной. Над головой — неизвестные, неимоверной яркости звезды.

10Рассвет над озером виден прямо из палатки. Ночь была прохладной, но мы не мерзнем, т.к. спальники теплые. Вообще спать в палатке на крыше очень удобно. Не торопясь завтракаем, перепаковываем по-дорожному вещи. Кемпинг — просто потрясающий: здесь есть не только душ, но и ванны, бесплатные стиральные машины, бассейн — и все за 180 R (примерно 600 рублей).

Выезжаем в 10.30 на Моссел Бей. Проезжаем плотину на реке Оранжевой. Вскоре начинается горный серпантин. Вокруг красота, но машина тянет в горку с большим трудом. То тут, то там видны конусообразные горки с плоско обрезанной вершиной, как крымские. Интересно, какая тут геология? К середине дня выезжаем на длинное однообразное плато, где трудно не заснуть.

15Но вот на горизонте опять показываются горы и начинается новый серпантин, куда более серьезный, чем первый. Тут портится погода, начинается дождь и туман, так что о красоте открывающихся видов приходится только догадываться. В городке Джордж заблудились из-за ремонта дороги, долго плутали под дождем.

На закате въезжаем в Моссел Бей. Дождь кончился, устраиваемся в прекрасном кемпинге с видом на океан, прямо напротив — ресторанчик, куда мы отправляемся пробовать знаменитые мосселбейские устрицы под отличное местное вино.

30После ужина идем пройтись по набережной. Вылезаем на мыс, где вокруг нас бьют волны, подсвеченные лучом маяка. Прямо напротив — Антарктида! Внезапно начинается ливень. Так же внезапно прекращается, потом начинается вновь. Но наша палатка без тента на удивление хорошо его выдерживает.

Просыпаюсь рано, долго фотографирую рассвет над океаном. Рядом с тем местом, где встает солнце, нависло одинокое длинное облачко, прямо как в книжке про то, как крокодил солнце проглотил.

45После завтрака думали искупаться, но вода сильно холодная, к тому же отлив, до воды пришлось бы долго лезть по острым камням. Никто и не купается, но в волнах полно серфингистов. Идем вдоль океана над прибоем, поднимаемся к маяку.

50

В камнях множество даманов — это симпатичные зверюшки, похожие на сурков, которые, однако, считаются биологически родственными слонам. Действительно, на лапках у них что-то вроде копытец, а черный толстый носик, которым они то и дело пошевеливают, легко представить вытягивающимся в хобот.

60Они совсем не боятся людей, внимательно и дружелюбно смотрят в глаза. Видимо, привыкли, что их тут подкармливают, хотя повсюду висят плакаты с просьбой этого не делать: «Если вы кормите дикое животное — вы его убиваете!»

80

Отправляемся дальше, на мыс Игольный — самую южную точку Африки. Считается, что здесь Индийский океан сливается с Атлантическим. Место туристическое, много народу — чтобы сфотографироваться рядом со знаком, отмечающим слияние океанов, приходится стоять в очереди.

90

Но если пройти по берегу чуть дальше — сразу пустынно. Собираем диковинные изогнутые черные водоросли и разнообразные ракушки.

100

Отправляемся к мысу Доброй Надежды. По дороге любуемся неимоверным оранжевым закатом над заливом, удается его пофотографировать, когда останавливаемся купить воды на заправке.

120

130

Проезжаем симпатичные прибрежные городки — Фишхук, Симонтаун. Находим кемпинг почти на самом мысу. Вроде бы еще не поздно, около 7 вечера, но злобный привратник отказывается нас пускать: — Бронировали? — Нет. — Не положено!  — Но у вас же есть места! — Не положено!  Уезжаем несолоно хлебавши, приходится возвращаться в Фишхук. Здесь охранник  куда более сговорчивый, хотя тоже сначала сомневается, но потом пускает.

Не увидев в темноте специально оборудованный мангал, разводим костерок прямо в песке, тут же является охрана и требует погасить. Обидно — угли только разгорелись! Что поделать — жарим быстренько сосиски на кукотопе и падаем спать.

110

ЮАР: мыс Доброй Надежды, пингвины и бабуины, Кейптаун, дикая ночевка

Утром обнаруживаем, что кемпинг расположен за небольшими дюнами на берегу шикарного песчаного пляжа. Долго фотографирую чаек на рассвете.140

 

150

После завтрака лезу купаться — вода прохладная, но такая приятная! Вот и хорошо, что охранник не пустил нас в первый кемпинг, там не было бы возможности так прекрасно поплавать в океане.

Едем на самый кончик мыса Доброй Надежды. По дороге останавливаемся посмотреть на колонию пингвинов. Похоже на зоопарк,  очень забавно. Пингвины живут тут на свободе, но вокруг сделаны дорожки и смотровые площадки, откуда можно за ними наблюдать.180

Некоторые подходят совсем близко и общаются — смотрят в глаза. На песчаном пляжике мамашки сидят в ямках с малышами под пузом, а вокруг, уморительно переваливаясь, ходят папашки.

170

200

Вдруг прилетает крупная чайка, размером почти с небольшого пингвина, и бочком подбирается, намереваясь, видимо, утащить пингвиненка. Пингвинихи как по команде вытягивают в ее сторону шеи и угрожающе крутят головами.

190

В сувенирном магазинчике у входа в пингвиний парк находим, наконец, для нашей машины «душу» — она будет Носорожицей! Подружка нашей оставленной Бегемотихи.

201

Наглядевшись на пингвинов, отправляемся к самой южной точке мыса Доброй Надежды, Кейп Пойнт, где стоит на высокой скале старинный маяк. Забираемся наверх, откуда открывается удивительный вид на мыс, на отвесные скалы с прибоем внизу, на далекие горы на другой стороне залива. У маяка толпа народу, но мы отходим погулять чуть в сторонку, где тихо-тихо и пахнет какими-то медовыми цветами.

210

Потом идем по тропе на самый мыс Доброй Надежды. Надеемся встретить по дороге бабуинов — вокруг множество грозных объявлений о том, что их тут полно и как они опасны — но никто что-то не хочет на нас нападать. Среди кустов мелькает чья-то коричневая спина, но это оказывается антилопа. Вокруг красота — слоистые скалы, белый пляж с ярко-зеленой водой внизу, дальние синие горы — вспоминаются Лофотены, самая северная точка Атлантики, виденная нами.

Возвращаемся к машине, приходится уезжать, так и не повидав бабуинов. Вдруг в сторонке замечаем движение — они! Целая стая — крупный самец и несколько мамашек с малышами.

240

Выскакиваем из машины, бросаемся фотографировать. Бабуины совершенно не собираются просить у нас еды или нападать,  сторонятся и спокойно отходят подальше. Они кормятся на выгоревшем участке леса, где, видимо, при пожаре вкусно для них запеклись какие-то корешки и луковицы.

220

Счастливые встречей с бабуинами, едем в сторону Кейптауна. Сильно задерживаться тут не планируем, хотим только посмотреть на кейптаунский порт, где, как известно, Жанетта поправляла такелаж. Проезжаем многокилометровый современный порт, выходим на Ватерфронт — набережную старинного порта.

280

Здесь, как и положено в портовом городе, развеселое, многолюдное, разноязычное гулянье. Крутится колесо обозрения — оно-то нам и нужно, наше любимое развлечение во всех городах. Смотрим с высоты на Столовую гору (сегодня совершенно ясный день, и она на удивление не покрыта облаками, как на большинстве виденных раньше фотографий), старинные голландские домики, прогулочные парусные кораблики и подъемные краны в порту, далекий океан.

250

260

270

Закупаем продукты в торговом центре и выезжаем в сторону Намибии, любуясь очередным оранжевым закатом. Жалко уезжать из Кейптауна, он оказался очень симпатичным и веселым городом, можно было бы тут потусить еще денек, но нас ждет пустыня.

290

Стремительно, как обычно, падает ночь. Под колеса то и дело бросаются глупые зверушки с полосатым хвостом — генеты, но нам удается от них уворачиваться. Неподалеку от города Спрингбок сворачиваем с трассы на проселочную дорожку, находим плоскую площадочку на обочине и становимся на ночевку. Как удобно, что палатка на крыше — не надо искать для нее место!

300

Нас сразу окружают непонятные звуки, в темноте кто-то подвывает, шуршит и хрюкает. В луче фонарика сверкает множество глаз! Готовимся отражать нападение кабанов, шакалов и гиен, но страшные загадочные звери оказываются при ближайшем рассмотрении стадом козочек, которые нас с интересом разглядывают. Запиваем жареные бараньи ребрышки терпким южноафриканским красненьким, засыпаем под Млечным путем, в середине которого — Южный Крест.

Намибия: кокербумы, гепарды, игрушки великанов

Собираемся с утра по-быстрому, пока никто не обнаружил нашу дикую стоянку, и двигаем в направлении границы с Намибией. Граница проходится без проблем, машину не досматривают, платим только дорожный сбор 220 R. В Намибии пейзаж сразу меняется — вокруг однообразная плоская степь, лишь кое-где на горизонте торчат конусообразные горки, плоско срезанные сверху. Дорога наводит сон. Проезжаем поворот на каньон Фиш Ривер, решили туда не заезжать (150 км по гравийной дороге), а ехать сразу в запланированный кемпинг Quivertree Forest Camp. В Китманскопе закупаем продукты и снимаем деньги.

Приезжаем в кемпинг к 15.00 — идеально, можно наконец расслабиться, никуда не торопиться. Хозяйка кемпинга, симпатичная белая дама средних лет, советует нам съездить сначала на так называемую «Игровую площадку великанов», к 16.00 вернуться посмотреть на кормление гепардов, а на закате пойти на прогулку в кокербумовый лес. В кемпинге все очень красиво и удобно устроено. Он подороже, чем предыдущие (300 R, а те были 150-180), но в цену входят все эти активити.

Отправляемся на расположенную неподалеку «Giant’s playground» — удивительное геологическое образование. Тут и там нагромождены друг на друга огромные каменюки правильной прямоугольной формы, как будто действительно великанские дети играли здесь в кубики.

310

Образовались эти кубики, видимо, когда каменная порода растрескивалась, а потом выветривалась. Солнышко жарит по-африкански, чего на удивление совершенно не было в ЮАР, там солнце очень мягкое.

320

Через час возвращаемся в кемпинг посмотреть, как кормят гепардов. Хозяйка рассказывает, что гепарды вредят скоту, поэтому фермеры их уничтожают, а она вот решила отловить и держать их тут как домашних зверей. Одна пожилая гепардиха Кончита — ей 15 лет — совсем ручная. Она встречает хозяйку громким мурлыканьем, мы заходим к ней в загон и, стоя совсем рядом, наблюдаем, как она грызет кость. Наевшись, она подходит к нам, ее можно погладить! Огромные янтарные глаза, черные полосы на щечках, жесткая короткая шерсть — гепардиха старательно терпит, пока я наглаживаю ее и чешу ей ушки. А другая наблюдает из своего загона, но не подходит.

330

Отдыхаем немножко в тенечке и отправляемся на закате в кокербумовый лес. Кокербумы — удивительные по красоте растения, но это не деревья, а разновидность алоэ, хотя некоторым в этом лесу под 300 лет. «Кокер» — это «колчан» на языке бушменов, они так назвали эти растения, т.к. делали из их дырчатых на срезе стволов колчаны для своих стрел.

350

 

390

В камнях между кокербумами мелькают даманы, но с нами пошла гулять собака, серая борзая с фермы, даманы ее боятся и сразу прячутся при нашем приближении, громко ругаясь при этом.

Кокербумы очень фотогеничны, снимаем их так и эдак в лучах заходящего солнца, потом просто сидим на камушке, любуясь закатом. Здесь в Намибии время сдвинуть на час относительно ЮАР, так что закат тут в 17.30.

370

401

340

380

Темнота как обычно, падает мгновенно. Рядом с нашей машиной пробегает какое-то непонятное животное — то ли огромный заяц с длинными ушами, то ли крохотная антилопка с рогами. Под огромными звездами идем к хозяйскому дому в надежде подключиться к Wi-Fi, но ничего не получается. Не торопясь жарим на решетке баранину, дегустируем новый сорт юаровского красненького, пораньше ложимся спать.

430

Намибия: пустыня и дюны Соссусфлей

С утра удается наконец подключиться к долгожданному интернету, скачать то, что нужно по работе, и проверить почту. Около 11.00 выезжаем в направлении пустыни Намиб и дюн Соссусфлей. Дорога, по расчетам, должна занять 6 часов, нам нужно успеть до заката, так что приходится торопиться. Не останавливаемся даже сфотографировать здоровенную черную обезьяну, которая сидит на заборе, свесив хвост, и наблюдает за проезжающими машинами.

450

Успеваем с запасом — к 15.30 подъезжаем к комплексу кемпингов у въездных ворот, быстренько заправляем машину, закупаем продукты в магазинчике (который вроде бы закрыт на учет, но мы просим, и нам все продают), и въезжаем в заветные ворота. Мы заранее забронировали единственный кемпинг, находящийся внутри национального парка, за воротами, которые закрываются строго на закате и открываются на рассвете. Внутри есть еще одни ворота, но они на час раньше открываются и на час позже закрываются, что дает возможность пофотографировать дюны на закате и на рассвете, подъехав к ним заранее.

Едем к дюнам — до них 60 км по асфальту и еще потом 5 км по песку, где могут пройти только полноприводные машины. Встречаем своих первых антилоп.

460

470

Проезжаем так называемую 45-ю дюну (расположенную на 45-м километре от ворот) — скоро закат, и на ней полно народу. Что за интерес фотографировать пустыню, в которой толпа людей? Едем сразу дальше, в Соссусфлей, влетаем с размаху на песчаную дорогу и где-то через километр крепко застреваем в песке. Сначала кажется, что ничего страшного, начинаем бодренько откапываться, пытаемся выехать вперед-назад, но все напрасно — мы только глубже зарываемся в песок. Солнце все быстрее падает к горизонту.

Делать нечего, бросаем машину и возвращаемся пешком к началу песчаной дороги — по дороге туда мы видели там людей и вездеходы для катания туристов, так что надеемся, что кто-нибудь нам поможет. Никого уже нет, кроме одной маленькой машинки, которая, конечно же, вытащить нас не сможет. Просим ее хозяев предупредить в кемпинге, что мы застряли и выехать не сможем, и собираемся обустраиваться на ночь. В общем-то, ничего страшного в этом нет, т.к. все свое у нас с собой, воды и еды полно, жалко только, что закат с рассветом не увидим на нужном месте.

Шагаем назад к машине. Вдруг навстречу выезжает припозднившийся джип, и крепкие мужички из Виндхука уверяют, что сейчас легко нас вытащат. Оказывается, нам надо было просто подспустить колеса перед тем, как въезжать в песок. Мужички крепко выпимши, но это ничуть не мешает им бодро развернуться прямо на песчаных колеях, зацепить нашу Носорожицу на трос, выдернуть ее из песчаной ямы и развернуть носом в обратную сторону. С приспущенными колесами благополучно выбираемся на асфальт.

На обратном пути дорогу несколько раз перебегают антилопы в свете фар. Возвращаемся на нашу стоянку — она оборудована под огромным деревом, ветви которого низко нависают над землей, образуя плотный шатер.

720

На одной из ветвей — здоровенное птичье гнездо, слепленное из множества мелких гнездышек. Его обитатели, ткачики, начинают дружно ругаться на нас за то, что мы потревожили их покой, и утихомириваются только получив хлебушка.

710

После всех пережитых передряг крепко принимаем на ночь джину, в результате чего происходит то, чего я боялась с самого начала — Иван ночью наворачивается с лестницы. Упав, лежит недвижимо, я в ужасе бросаюсь к нему — спит! Слегка только ушиб ногу.

Встаем рано-рано, в темноте, чтобы к рассвету успеть на дюны. Благополучно минуем песчаную дорогу, оставляем машину на стоянке и лезем на дюну над древним высохшим озером Дедфлей. Вокруг резкие, глубокие тени на неимоверных изгибах желтого, красного, рыжего песка, а внизу, пока в сумраке, белое дно высохшего озера, исчерченное черными силуэтами окаменевших деревьев. Народу вокруг, конечно, многовато, но постепенно люди как-то разбредаются, рассасываются, и мы остаемся наконец одни, сидим на гребне дюны и смотрим, как ветер вокруг завевает струйки песка.

480

500

485

520

Спускаемся вниз, к озеру, когда солнце начинает освещать его поверхность, и долго бродим по белой глине среди изломанных черных стволов. Чуть в стороне — те же деревья, но живые и зеленые, есть даже их маленькие росточки.

590

600

640

Вернувшись к машине, решаем не ездить за 60 км в кемпинг — у нас же все с собой, — а отдохнуть и дождаться заката прямо здесь. Солнце поднялось высоко, и пейзаж поразительно изменился — все вокруг стало плоским, скучным , серовато-желтоватым. Располагаемся под развесистым деревом, обедаем (как же удобно в путешествии с холодильником!), потом стелем на землю покрышку от палатки, спальники и ложимся поспать. Проезжающие неподалеку организованные группы туристов на сафарийных машинах смотрят на нас с некоторым удивлением, но, пожалуй, и с завистью.

В 3 часа дня, отдохнувшие, лезем на высоченную дюну с другой стороны долины. Это непростое дело — сделав шаг вверх, тут же съезжаешь по песку на полшага вниз, но мы не торопимся. Народу вокруг, наконец-то, никого нет, и можно в свое удовольствие полюбоваться настоящей пустыней. Солнце клонится к закату, тени и цвета становятся все выразительней. Долго сидим наверху, на теплом песке. Вдали, за изломами песчаных линий, видны в дымке горы. На самом закате спускаемся к машине, подъехавшие туристы внизу приветствуют нас: «Поздравляем с покорением Эвереста!»

680

690

660

700

Бесстрашно проскакиваем песчаную дорогу, удивляемся опять количеству народа на 45-й дюне, встречаем еще раз антилоп на шоссе. Возвращаемся в кемпинг в темноте. Магазинчик, как и все в этих краях, работает от рассвета до заката, так что он уже закрыт, но, к счастью, открыт бар, где покупаем вкусное местное пиво и теплый хлеб, из которого готовим чижики на закуску.

670

Намибия: Свакопмунд, мыс Кейп Кросс и морские котики

Пустыни мы за весь вчерашний день насмотрелись, так что решаем не подрываться опять до рассвета, а спокойно выспаться. Не торопясь собираемся, поддуваем колеса (единственное, что подвело нас из оборудования, — компрессор, который пришлось прилаживать к колесам с помощью проволочек и плоскогубцев, — набор «сделай сам»). Выезжаем в направлении Свакопмунда, бодро катим вперед по гравийной дороге, фотографируем страусов и антилоп.

Вдруг — бац! — взрывается колесо, налетевшее на острый камень. Да-да, нас предупреждали, во всех бумагах прокатной конторы написано, что повреждения колес на гравийных дорогах — самая частая причина серьезных аварий. Мы, к счастью, никуда не улетаем, тихонько тормозим на обочине. Колесо порвано буквально в хлам, по всей окружности. Делать нечего, ставим запаску, отправляемся потихоньку дальше, вдруг — бац! — от проезжающей машины влетает камушек в ветровое стекло, образуется заметная звездочка. Эх, непросто начинается день!

Вскоре пересекаем линию Южного тропика. Фотографируемся автоспуском у таблички, сзади которой делаем вездесущую надпись о Круке, вспоминаем, как 5 лет назад фотографировались с детьми у таблички на Северном тропике в Западной Сахаре. 740

Дорога начинает петлять по удивительному ландшафту — вокруг как будто застывшее в сильном волнении море, каменные складки пучатся волнами и гребнями на много километров во все стороны. Бесконечный серпантин, несколько перевалов… Наконец выезжаем на песчаную равнину с барханами, впереди виден океан и городок Уолфиш-Бей. Шоссе идет по границе океана и пустыни.

Добираемся до Свакопмунда, поселяемся в кемпинге на берегу и отправляемся гулять. Здесь все какое-то преувеличенно немецкое: надписи повсюду готическим шрифтом, гостиницы «Кайзерхоф» и «Кайзер Вильгельм», в супермаркете огромный выбор сосисок и пива, и личности ходят очень колоритные — белобрысые бюргеры с пивными брюшками. 750

Аккуратненькие нарядные домики постройки 1910-х годов, кое-где даже фахверковые. При этом вокруг полно магазинчиков с африканскими сувенирами. Покупаем всем подарки, потом затариваемся в супермаркете сосисками и пивом и отправляемся на набережную любоваться закатом, он сегодня особенно хорош. Ужинать идем в приморский ресторанчик «The Tug» — устрицы, уха, креветки и рыба — все очень вкусно.

760

780

790

С утра жарим типично мюнхенские белые сосиски, завтракаем и принимаемся решать накопившиеся бытовые проблемы. Для начала загружаем вещи в прачечную — все будет выстирано и высушено через час. Думали искупаться напоследок (сегодня уезжаем от океана), но сейчас отлив, берег весь в водорослях, к тому же дует сильный прохладный ветер, так что в воду не лезем, хотя пляжи тут отличные.

Заходим еще раз в супермаркет, где не можем оторваться от разглядывания женщин племени химба, которые обычно ходят топлесс, но тут из уважения к культуре завернулись в куски ткани. Волосы у них уложены в сложные прически с помощью глины, на руках и ногах замысловатые украшения. В современном супермаркете с мобильными телефонами в руках они смотрятся совершенно удивительно.

Забираем из прачечной вещи и отправляемся искать колесо взамен убитого. Это оказывается, в общем-то, не очень сложно и не слишком дорого, но время уходит, выезжаем из Свакопмунда около полудня.

Отправляемся на мыс Кейп Кросс смотреть колонию морских котиков. Первое, что ощущаем, выйдя из машины — сильный звериный запах. Я спасаюсь от вони, замотав лицо одеждой, и мы идем по мосточкам к шевелящейся массе на берегу. Котиков — просто неимоверное количество! Взрослые, подростки, детеныши — спят, греются на солнце, застывая с изогнутыми шеями, хрюкают и фыркают, дерутся, орут друг на друга, бегают, неуклюже переваливаясь по песку. Но в воде, где ими просто все кишмя кишит, — это как будто совсем другие животные, ловкие, быстрые, изящные. 810

840

Некоторые подходят прямо к деревянным мосткам, так что можно разглядывать их практически вплотную. Зубы у них вполне серьезные, так что гладить их мы не отваживаемся, только чуть прикасаемся сквозь загородку — плотная, жесткая, короткая серая шерстка.

800

Долго тут не погуляешь, так как от вони начинает буквально болеть голова, так что вскоре отправляемся дальше, в сторону горного вулканического массива Брандберг, где сохранилась древняя наскальная живопись. Голая пустыня вскоре сменяется зеленой степью с раскиданными по ней нагромождениями камней. Мы понимаем, что из-за задержек с прачечной и с колесом сегодня вряд ли успеем посмотреть так называемую «Белую Леди» (это название — результат неуклюжего юмора первых исследователей-археологов, на самом деле  на скале изображен совершенно определенный мужик в окружении зверей и своих соплеменников). Туда надо идти по тропе около 2 км, мы подъезжаем к стоянке перед тропой за час до заката и решаем все-таки попробовать успеть сбегать.850

Чернокожий сторож пытается предостеречь нас, но мы кричим ему через плечо, что до Белой Леди не пойдем, а только поснимаем закат, и припускаем вперед по ущелью. Дорожка очень живописна — вокруг вулканические черные глыбы на фоне красных на закате гор, пахнет цветами и мятой. Но быстро идти не получается, т.к. приходится то и дело переходить по камушкам речку, текущую по дну ущелья, а тропинка все время теряется среди валунов.

860

Идем около получаса, никакой Белой Леди не видно, в глубоком ущелье начинает смеркаться, и мы понимаем, что придется возвращаться, иначе просто заблудимся на обратной дороге в темноте. Со вздохом поворачиваем назад и вскоре встречаем сторожа, который пошел нас искать. Он пугает нас мамбой и леопардом, которые якобы бродят тут по ночам и нападают на непослушных туристов, а на выходе с тропы пытается взять с нас денег за посещение достопримечательности. Даем ему немножко, обещаем вернуться завтра и отправляемся в кемпинг неподалеку.

Это первый кемпинг без электричества на нашем пути, дальше будут в основном такие. Жарим огромный кусок бараньих ребер на решетке и запиваем таким количеством терпкого юаровского красненького, что, ложась спать, забываем застегнуть палатку, и ночью нас со страшной силой заедают комары.

870

Намибия: Белая Леди и гепарды

Невыспавшиеся из-за комаров, встаем все же пораньше, чтобы успеть сходить к Белой Леди и к 15.00 доехать до гепардовой фермы, с которой мы договорились о сафари. На этот раз платим официально в кассу за посещение достопримечательности и получаем в обязательном порядке гида — того самого сторожа, что пытался слупить с нас денег накануне.940

Но мы друг на друга не в обиде, и он начинает рассказывать по дороге всякие интересные вещи о своем народе и языке дамара, где есть эйективные (цокающие) звуки, которые он нам с удовольствием демонстрирует, о местных растениях и животных. Особенно интересно деревце, листья которого пахнут, как наш чабрец. Веточка этого деревца, засунутая в карман рюкзака, будет благоухать и после нашего возвращения домой.

Добираемся наконец до Белой Леди — оказывается, к ней нужно было свернуть в горку как раз с того места, где мы развернулись накануне. Но в сумерках, конечно, мы бы все равно ничего не разглядели.

890

900

Древние рисунки красной (из охры) и белой (из страусиных яиц) красками изображают шаманов в ритуальных украшениях и разных животных. Гид предлагает за дополнительную плату пройти дальше по ущелью, посмотреть еще рисунки. Видим жирафов, зебр, львов, обезьян, различных антилоп.

920Возвращаемся в темпе к машине (гид делает мне комплимент: «Ты, — говорит, — хорошо ходишь, не то что слабые немецкие туристы!») и отправляемся на гепардовую ферму. Хозяин пускает нас во дворик, где нас окружают сразу четыре гепардихи! Мурлычут, охотно тычутся головой, чтобы их погладили. Ласковые и общительные, не то что гепарды у кокербумов. Глажу их, чешу им ушки, они начинают меня вылизывать. Хозяин замечает: «Да, они любят русское мясо».

971

980

990

Пока я обнимаюсь с гепардами, Иван, предпочитающий держаться в сторонке, садится на корточки, чтобы поближе нас сфотографировать, и тут одна из гепардих неожиданно сзади ставит лапы ему на спину и сдергивает с его головы кепку. Ничего себе шуточки! Пока Иван приходит в себя, хозяин грозно цыкает на гепардиху, и она с сожалением отдает слегка пожеванную кепку.

Кемпинг тут просто замечательный. Ставим машину в тенечке и отправляемся купаться в бассейне под настоящим баобабом. 1010

Отдыхаем часок, и тут за нами приезжает хозяйская машина, едем смотреть, как кормят диких гепардов. Они живут на воле, но приучены к тому, что вечером приезжает машина с кормом, так что за забором фермы нас встречают сразу трое. Хозяин дает нам полюбоваться ими и пофотографировать, а потом кидает им куски мяса, которые они ловят в прыжке на лету.

1020

1050

1040

Медленно едем дальше, и то и дело вокруг нас собираются группы гепардов в ожидании своей доли. Иногда они ссорятся между собой. тоненько при этом мяукая. До чего же они изящны, черно-желтые среди белого стелющегося ковыля!1030

Вечером спокойно отдыхаем, наконец-то нам некуда торопиться, теперь мы долго не будем связаны никакими бронированиями. В гости приходит здоровенная черепаха, кушает травку и пьет из поливочного шланга.

Намибия: племя химба и дикобразы

Высыпаемся в тенечке, встаем попозже, окунаемся еще разок в бассейн и едем в близлежащий городок Каманджаб. Сегодня мы планируем посмотреть деревню местного племени химба, но сначала нужно решить техническую проблему — у переднего колеса спускает ниппель. Сегодня понедельник, но почему-то все везде закрыто. Оказывается, вчера был праздник, он пришелся на воскресенье, и выходной перенесли на понедельник. На заправке рядом с нами заливает бензин белый дяденька, который на наше счастье оказывается хозяином шиномонтажа и небольшого магазинчика, он соглашается нам помочь по всем вопросам: быстренько чинит колесо и снабжает нас готовой местной едой (магазины тоже все вокруг закрыты).950

Отправляемся в деревню химба — это нечто вроде резервации, которую опекает некая белая тетушка, ревнительница сохранения местных обычаев, которая приспособилась заодно делать на этом деньги. Паренек из племени гереро, бойко лопочущий по-английски, проводит нас в поселение химб: по кругу стоят крохотные домишки из жердей, обмазанные глиной. 1130

В тени под навесом сидят женщины химба, они очень колоритны — топлесс, с причудливыми прическами, обмазанными глиной, со множеством ожерелий и широких браслетов на руках и ногах, вокруг бегают ребятишки. 1070

1080

1090

1170

1150

Они спокойно позируют перед камерой, но просят обязательно показывать получающиеся снимки. Не имея ни одного общего слова, мы с ними тут же находим общий язык и с помощью жестов и улыбок начинаем обсуждать детей и украшения — на эти темы женщины всегда поймут друг друга! Ребятишки охотно идут на руки, все хотят фотографироваться.

1100

1110

1160

1120

В сторонке группа мужчин играет в какую-то игру с камушками. Приглядываемся — это наша манкала!

Парнишка-проводник рассказывает нам о быте химб: женщины никогда не моются водой, используя золу и ароматическое растительное масло; их сложные прически, оказывается, сделаны из накладных волос; тип прически свидетельствует о семейном положении. 1140

Потом он спрашивает, совершенно при этом не настаивая, не хотим ли мы купить самодельные сувениры химб. Мы соглашаемся, не столько ради сувениров, сколько ради того, чтобы посмотреть еще на химб и пофотографировать. Паренек отдает распоряжения, и тут же вся деревня приходит в движение: химбы, до сих пор проявлявшие к нам довольно мало интереса, тут же вылезают из всех хижин и углов, таща мешки со своими поделками. Они образуют вокруг нас большой круг, выкладывая на землю свои изделия — бусы, браслеты, вырезанные из дерева фигурки животных.

1200

1180

 

1230

1240

Покупаем бусы из игл дикобраза и выразительного деревянного носорога, активно торгуясь при помощи жестов. Попутно прислушиваемся к языку химба — тут нет щелкающих, как у дамара, но, может быть, есть тоны? В ответ на приветствие, например, женщина произносит «ЧУ» высоким тоном, а мужчина «БА» низким.

1210Распрощавшись с химбами, отправляемся в кемпинг с интригующим названием «Porcupine» — Дикобраз. Его хозяйка, милейшая тетушка, устраивает тут, когда стемнеет, показ дикобразов, которых она ежедневно прикармливает, и они собираются к ней со всей округи. Кемпинг очень уютный, и мы в нем совершенно одни.

1260До темноты еще есть время, и мы отправляемся побродить по окрестностям, рассматривая разнообразные следы на песке, муравьиные дорожки и громадные. в человеческий рост, термитники. В окрестных горках, как рассказала хозяйка, полно даманов, но с нами бежит хозяйская собачка Люна, так что даманы прячутся, громко свистя на нас.1270

К 7 вечера, когда наступает полная темнота, приходим на веранду хозяйского дома. На широкой освещенной площадке перед верандой, действительно, целая толпа дикобразов! Но заслышав наши шаги, они бросаются кто куда. Хозяйка успокаивает нас, уверяя, что они непременно вскоре вернутся, и усаживает нас на широкой скамейке с видом на дикобразную площадку, как в первый ряд партера в театре.  Они наливает нам по бокальчику вина и начинает рассказывать про своих любимых дикобразов. Очень душевная тетушка!

Тем временем дикобразы подтягиваются на площадку и начинают хрустеть морковкой и сухариками.1290

Это ночные животные, у них плохо развито зрение, но отличный слух и обоняние. Они смешно тычутся мордочками в поисках кусочков повкуснее, иногда фыркают друг на друга, растопыривают свои иголки и устрашающе потряхивают ими.1310

 

1320Вдруг на заднем плане двора замечаем какое-то движение, хозяйка тут же светит туда мощным фонарем — это величественно и медленно проходит, ничуть не боясь, крупная антилопа куду.

Постепенно наш разговор переходит с дикобразов на более отвлеченные темы и становится все оживленнее, хозяйка эмоционально вскрикивает, и дикобразы вдруг бросаются врассыпную! Но нам и так уже давно пора домой — любуясь на дикобразов, мы не заметили, как пролетели почти 3 часа.

Намибия: парк Этоша

Дикобразный кемпинг — не только без электричества, но и без централизованной горячей воды. Чтобы помыться, надо растапливать дровами специальный бойлер, похожий на самовар. Как приятно мыться утром в душе прямо под ветками дерева, сквозь которые просвечивает солнышко!1280

Прощаемся с нашей гостеприимной хозяйкой, закупаем продукты в Каманджабе — ближайшие дни нам предстоит провести в национальном парке Этоша. В Этоше все оказывается очень цивильно, по-буржуйски: красивые домики-лоджи, бассейн, ресторан, толпы организованных туристов в джипах-сафарийниках. В ближайшем к въезду кемпинге Окаукуэйо мест нет. Бронируем место на следующую ночь и отправляемся в кемпинг Халали, расположенный в самом центре Этоши, в 70 км от въезда. Покупаем карту, на которой отмечены все поилки (естественные и искусственные водоемы, около которых в сухой сезон собираются животные), и заезжаем на несколько поилок по дороге, но встречаем пока только спрингбоков, импал, гну и зебр.1515

1720

В Халали оставляем машину и идем на специально оборудованную поилку Моринга — над водоемом на возвышении амфитеатром стоят скамейки, на которых сидят зрители и наблюдают, как приходят на водопой животные, сменяя друг друга подобно театральным действиям. Мы застаем конец слоновьей картины — слон плавно скрывается в зарослях, и к воде выскакивает стадо спрингбоков. Вдруг начинают тревожно кричать птицы, спрингбоки мгновенно исчезают, мы вертим головами, не понимая пока, что происходит, как вдруг слева из кустов показывается носорог. Вот это кадры — неописуемой формы морда отражается в воде на закатном солнце! Напившись, носорог степенно удаляется, но тут так же медленно и неуклонно выдвигается из кустов носорожица с детенышем.1330

1340

Носорожье действие продолжается до самой темноты. Поилка освещена, так что смотреть зверей можно и ночью. После ужина выходим еще раз на поилку — опять носороги!

Встаем на рассвете, бежим на поилку — никого. Видимо, тут можно не торопиться к самому рассвету — звери могут появиться в любое время, кроме самой середины дня, когда очень жарко. После завтрака, около 9 утра приходим опять и видим огромное стадо слонов. Насчитали 25.1350

В основном это мамки с детенышами самых разных возрастов. Совсем крохотные слонята держатся все время у мамки под брюхом. В сторонке деловито тузят друг друга два подростка. Степенно подходит здоровенный слон и почему-то отгоняет в кусты одну слониху с детьми, сам начинает пить на ее месте, хотя воды везде полно. Один слон стоит все время, вальяжно заложив одну ногу за другую, и лениво помахивает ушами — ну прямо денди на прогулке, обмахивающийся шляпой!

1370

1400

1410

1390

1415В стороне давно уже ждет своей очереди попить стадо спрингбоков, но слоны уходить совершенно не собираются. Самые смелые спрингбоки начинают потихоньку просачиваться к воде. Слоны вроде бы не обращают на них никакого внимания. Вдруг один слоненок, которого, видимо, часто шпыняют старшие братья, решает на них отыграться — он грозно фыркает и бросается на спрингбоков, угрожающе трубя. 1420

Нашел наконец, кого он сильнее! Спрингбоков как ветром сдувает, слоненок удовлетворенно возвращается к воде.1430

Мы смотрим театр слонов уже больше 2 часов, но есть же и другие звери! Отправляемся их искать. На ресепшене кемпинга туристы записывают в специальную тетрадь, где когда кого видели. Едем на поилку Ритфонтейн, где недавно были львы. Издалека замечаем там скопление машин — значит, кто-то есть! Точно, львы, не очень близко и лежат в траве, четыре львицы и четыре львенка-подростка. 1450

 

1470

Вскоре они поднимаются и направляются вдаль, к лесу, а потом поворачивают и большим полукругом движутся в нашу сторону. Проходят совсем близко и удаляются в кустарник. Тем временем на поилке появляется лев. Довольно далеко, но мощная гривастая башка видна хорошо.

1490

Вскоре он ложится в высокую траву, и мы отправляемся в поисках зверей дальше. Но к середине дня все прячутся от жары, так что мы находим только одинокого шакальчика и, как обычно, множество разнообразных антилоп. Решаем отдохнуть и перекусить, для этого надо заезжать на специальную огороженную площадку, где можно выходить из машины. Хочется взбодриться, выпить кофе, и мы достаем свой электрический чайничек, который с помощью преобразователя напряжения можно кипятить от аккумулятора машины. Тут на нашу площадку для отдыха въезжает еще одна машина, и ее обитатели начинают разглядывать нашу электрическую конструкцию  с неменьшим интересом, чем разглядывали бы льва. Просят у нас кипяточку, мы им охотно наливаем. Узнав, что мы русские, девушка восклицает: «Надо же, какой невероятный чайник вы привезли из России!» Наконец у нас появился повод гордиться своей страной…

Подъезжает еще одна машина, и ее хозяева жалобно сетуют, что ездят по Этоше уже несколько часов, а зверей совсем нет. Конечно нет — в самой середине дня! Мы же очень довольны своими зверями. Рассказываем им про 25 слонов, 9 львов и кучу носорогов, а они, похоже, не очень верят. Тут неподалеку от нашей площадки появляются жирафы,  мы залезаем в машину и выезжаем из своей безопасной клетки.

Отправляемся теперь обратно, в сторону Окаукуэйо, чтобы приехать туда до заката. По дороге встречаем еще слонов, гну, зебр, близко видим ориксов, похожих на усатых жуков.1500

1530

1565

1600

Заезжаем по дороге на Ритфонтейн — тут еще одно представление! У поилки лежат две львицы, а из леса появляется целое стадо жирафов. Они тоже хотят пить, но, понятно, опасаются подходить ко львам близко. Обходят их ровным строем, большим полукругом, держась все время лицом ко львам, словно отдавая им честь на параде.1550

От этого зрелища оторваться невозможно, так что приезжаем в Окаукуэйо незадолго до заката и сразу отправляемся на здешнюю поилку. Приходит огромное стадо зебр (сосчитать невозможно, все полосатые спинки сливаются, но никак не меньше 50), до чего же они красивы на закате! Вечером, в темноте, приходят носороги.

1610

1640

1620

Ночью плохо спим, так как вокруг ужасно трубят слоны. Хотели встать посмотреть, что там происходит на поилке, но поленились.

С утра на поилке никого нет, так что отправляемся пораньше, нам надо сегодня проехать Этошу насквозь. Находим новых животных. Сначала мимо нас гордо топает птица-секретарь, очень похожая, правда, на модную девицу-секретаршу в узких лосинах и на высоких каблучках.

1660Потом на Ритфонтейне (это лучшее место!) наблюдаем, как медленно и величаво выходит из леса куду с длинными витыми рогами и три его девушки. Приближаются к поилке, где уже стоит и пьет, раскорячившись в удивительной позе, жираф, пьют и так же спокойно удаляются. У леса вдалеке видны несколько эландов, но они убегают, кого-то испугавшись.1680

1700

1710

На главной дороге любуемся стадом жирафов, похожих издали на ряд подъемных кранов в порту, а потом разглядываем вблизи жирафа, который ест листья с дерева у дороги. Другие жирафы выходят на дорогу прямо перед машиной. 1670

1730

На дальнем конце Этоши заезжаем в Намутони — здесь старинный форт и тоже оборудована смотровая площадка на поилке. Выходим размяться, поглядеть поилку, но сейчас здесь никого нет. В сувенирном магазинчике покупаем подарки — каменных бегемотов и забавные деревянные плошки с ручками в виде пьющих жирафов.

Намибия: кемпинг с самоваром, метеорит, недостижимый баобаб

Выезжаем из Этоши на восток, в Цумебе заправляемся и покупаем продукты. Хотели купить фруктов на местном негритянском рынке, но почему-то тут продают только зеленые апельсины и лук. Резко меняется пейзаж — вокруг все более пышная влажная растительность, к тому же вдруг начинается дождь. К счастью, он идет полосами и вскоре прекращается.

Выбрали в навигаторе кемпинг по симпатичному названию «Дикдик» — так называется самая маленькая местная антилопка. Кемпинг оказывается необычным — в совершенной глуши, посреди леса под горой выкошена площадка со столиками и оборудованными кострищами, на въезде — коробка, в которую надо положить деньги за проживание, нигде — никого. В сторонке — чистенький туалет и душ, а чтобы получить горячую воду, надо протопить бойлер — самовар. 1740

В заросли уходит тропинка, на котоорую указывает стрелка «Bird watching». Там поилка и кормушка, крошим хлеб, прилетает несколько птичек, но уже смеркается, и видно плоховато.

Ставим палатку и готовим ужин, рассуждая о гиенах и павианах, которые, вероятно, так и толпятся в зарослях вокруг, готовясь на нас напасть. Костер на всякий случай разжигаем побольше.

С утра идем пройтись по тропинке сквозь заросли, наблюдая за множеством разнообразных птичек. Особенно интересны прицы-носороги, их тут две разновидности: с желтым клювом покрупнее, и с красным — помельче. Ночью прошел дождь, вокруг запахи влажного густого леса. Все наше барахло, оставленное снаружи, промокло, но как только выглядывает солнце, все тут же высыхает.

Отправляемся теперь смотреть метеорит Гоба — здоровенную железную глыбу, ушедшую наполовину в землю. Неподалеку от него — табличка: «Осторожно, тут падают метеориты!» Это, оказывается, самый крупный из имеющихся на Земле метеоритов.1750

Дальше наш путь лежит в глухие места, мы едем к бушменам, в племя сан. Сворачиваем на Цумкве, дорога становится гравийной. Редкие поселочки состоят из деревянных хижин, обмазанных глиной и крытых сверху соломой. 1760

Мы видели такие в деревне химба  и думали, что это только там такие, напоказ для туристов, а оказывается, что тут действительно все так живут. Все жители весело машут руками, приветствуя проезжающих. Вдруг на дороге видим довольно странного человека — маленького росточка, худенький, черты лица не негроидные, а скорее монголоидные, и одет только в набедренную повязку. Это один из бушменов, к которым мы едем.

До деревни бушменов остается уже недалеко, времени только 3 часа дня, и мы решаем сначала попробовать съездить к «Giant baobab tree» — такой значок мы увидели на карте. Так что проезжаем поворот на Нгому, деревню бушменов, и отправляемся дальше, к баобабу. Навигатор начинает дурить, показывает поворот там, где вообще нет никакой дороги, так что сворачиваем по местным указателям с гравийки на проселок. Вначале он кажется вполне проезжим, но вскоре мы упираемся в озеро, и колея уходит прямо в воду. Тычемся туда-сюда в поисках объезда, но не находим. Приходится, как ни обидно, поворачивать назад, тем более что солнце уже клонится к закату, и перспектива застрять в воде на ночь нас совсем не радует.

В сумерках подъезжаем к деревне бушменов, последние километры дороги становятся вдруг очень трудными: глубокий песок, подъем в горку, крутые повороты между деревьями, но нам все же удается не застрять. С размаху проскочили поворот на кемпинг, уже совсем темно, вокруг никого, только слышны издали, из деревни, крики ребятишек. Где же белый человек, хозяин, с которым я так долго переписывалась по поводу нашего приезда? Вдруг из зарослей появляется местный житель, бушмен, которому, оказывается, поручено нас встречать. Он провожает нас на крохотную стояночку кемпинга, приносит дрова для костра и обещает, что завтра к 8 утра за нами придут бушмены, чтобы взять нас с собой на охоту. Слово «бушмен», кстати, как мы потом узнали, вполне употребимое в европейском обиходе, считается тут обидным, надо говорить «человек племени сан».

Намибия: в племени сан

С утра за нами приходят пять человек племени сан. Это говорящий по-английски проводник Берт, одетый по-европейски, в брюки и рубашку, и четыре охотника в традиционной одежде, то есть практически обнаженные, в узеньких набедренных повязках из шкуры антилоп, расшитых бусами. 1770

У них через плечо сумки тоже из антилопьих шкур, с луками, стрелами, топориками и заостренными палками, а в руках — длинные хлысты с железными крюками на конце. Это универсальное орудие — им можно достать и земляного зайца из норы, и мед с дерева.1780

Отправляемся в буш. Берт рассказывает, что люди его племени действительно и сейчас живут охотой и собирательством, но при этом дети учатся в школе (всю неделю живут в интернате в 8 км от деревни, на выходные возвращаются домой), и те, кто хочет, могут потом перебираться в цивильные условия. Например, его дядя-бушмен живет в городе, работает в какой-то государственной организации. Но хотят не все — в деревне сейчас 45 взрослых и множество детей, живущих по традиционному укладу.

Охотники показывают нам разные растения: кустарник со сладкими ягодами, цветы наземного растения личи (а я-то всегда думала, что личи растут на дереве), лекарственные плоды для обезболивания (особенно от зубной боли). Повсюду множество нор, и охотники постоянно шуруют в этих норах своими крюкастыми хлыстами, но земляные зайцы, к счастью, не даются, а то было бы очень жалко смотреть, как с них сдирают шкурки.1790

1800

Пройдя часа 2, останавливаемся на отдых. Охотники достают палочки (одна — с отверстием, другая вставляется туда перпендикулярно), разминают горсть сухой травы и начинают добывать огонь. Быстро крутят палочку между ладоней, сменяя друг друга, наконец появляется крохотная искорка, и из пучка травы начинает идти дымок. Они осторожно раздувают искорку, и вот пучок травы уже горит ярким пламенем! 1805

 

1810

1820

Охотники удовлетворенно прикуривают от него свои самодельные самокрутки, предлагают нам повертеть палочки, и вот уже трава начинает тлеть под нашими руками. Берт рассказывает, что в повседневной жизни сан, конечно, пользуются спичками, но когда они уходят в буш на многодневную охоту, иногда приходится разжигать костер и таким способом.

Идем дальше, прислушиваясь к разговору охотников. В языке сан, как и в языке дамара, есть цокающие и щелкающие согласные, и сан гордятся тем, что у них таких звуков больше всех — целых пять!

Внешне сан сильно отличаются и от негров, и от белых — прежде всего, очень маленьким ростом и субтильностью. Взрослые мужчины весят, видимо, не больше 40 кг. У них особая осанка — они движутся очень точно и ловко, но как-то животом вперед и перебирая ногами, как малыши-тоддлеры. Кожа у них коричневато-золотистого оттенка, как будто очень сильно загорелая, черты лица скорее монголоидные, у них широкие скулы, но глаза не узкие. Волосы растут на голове не равномерно, а кустиками. Потом мы прочитали, что бушмены образуют вообще особую расу — капоидную.

Садимся отдохнуть под тенистым деревом, и охотники показывают нам, как они ставят силки на птиц. Сначала из плотных длинных жилистых листьев они выскабливают волокна и вьют из них тонкую крепкую веревку. Вяжут на ней петельки, приспосабливают согнутую упругую ветку, приманку — семечко на палочке, и расставляют вокруг приманки затягивающуюся веревочную петлю. 1830

 

1840Птицу мы вряд ли дождемся, а продемонстрировать ловушку в действии им хочется, так что начинается представление: один охотник кудахчет, показывая руками, как птица подбирается к приманке, вот она наконец хватает семечко, хлоп! — ветка разгибается, петля затягивается у птицы на горле, и другой охотник, торжествуя, хватает ее. Вообще сан как-то удивительно дружелюбны, душевны и по-детски просты в общении: мы совершенно не ощущаем себя «белыми буржуями» на экскурсии, скорее, мы в гостях у людей, которым нравится рассказывать о себе, несмотря на языковой барьер.

На обратной дороге охотники показывают нам, как утолить жажду в буше: они начинают выкапывать из земли неприметное маленькое растеньице, у которого оказывается вдруг громадный корень-клубень.1850

Его настругивают деревянным ножом, из этой стружки обильно течет сок. Он горький, но вполне может утолить жажду, если нет воды. Потом подбирают на земле плоды, похожие на небольшие тыковки, но шипастые. У них сочная мякоть, нечто среднее между огурцом и незрелым арбузом.

Возвращаемся в кемпинг к середине дня, прилично уставшие — прошли по жаре по бушу километров 12. Отдыхаем до половины пятого, потом Берт ведет нас в деревню сан. Здесь охотники показывают нам, как они изготавливают стрелы для своих луков — вымачивают жилы, наматывают их на трубчатые стебли, прикрепляют маленький острый металлический наконечник.1900

Вокруг нас собираются детишки, и я начинаю надувать и раздавать им привезенные специально для них воздушные шарики. Дети в восторге, тут же вокруг собирается вопящая толпа. Парнишка постарше, говорящий по-английски, и один из охотников помогают навести порядок: дети выстраиваются в длиннющую очередь, я работаю изо всех сил, но детей, кажется, только прибывает.1910

 

1860

1890Раздала почти 50 шариков! Когда они подходят к концу, передаю насос, оставшиеся шарики и другие игрушки разумному парнишке и девочке постарше и прошу раздать все остальное. Вся деревня — в разноцветных воздушных шариках, просвечивающих в лучах закатного солнца.1920

1925

Тем временем к делу приступают женщины: они ритмично распевают, прихлопывая в ладоши, потом начинают танцевать. По очереди выходят в круг, перебрасывая друг другу каким-то замысловатым крученым движением маленькую тыковку. 1960

1930

Мелодия захватывает, меня так и тянет в их круг, и вот уже и я ловлю и бросаю тыковку под причудливый напев. Потом танец меняется, переходит в какой-то мудреный хоровод-ручеек, который возглавляет один из охотников, держа меня за руку. Женщины движутся удивительно изящно, при том что у большинства из них на спине привязаны младенцы.1940

1950

1970Темнеет, и поснимав хижины сан, мы возвращаемся в кемпинг. Нам обещали еще вечерний костер, но Берт приходит с печальным известием, что костра не будет, так как бушмены не набрали дров. Странная отговорка! Обидно, но что поделаешь, наверно, их шаман закапризничал.

Наутро наконец-то встречаемся с белым хозяином кемпинга и всех здешних развлечений — буром Арни, крепким мужичком лет 50, который на 2 предыдущих дня уезжал куда-то по своим делам, поручив нас заботам Берта. Советуемся с ним относительно дальнейшей дороги — нам надо проехать по полосе Каприви, на которую, вроде бы, по карте можно выбраться напрямую. Арни категорически не советует нам этого делать, так что придется нам ехать в объезд, делая крюк километров в 300. Он рассказывает,что и к баобабу в это время года невозможно проехать, все затоплено. Очень колоритный мужичок, дает нам еще несколько советов, как лучше рулить по левой стороне и по песку, и мы прощаемся.

Едем-едем весь день по большому кругу, в Рунду заправляемся и закупаем продукты, выезжаем наконец на полосу Каприви. Здесь совсем нет жилья, только узкая полоса дороги между двумя границами — справа Намибия, слева Ангола. Останавливаемся на ночевку в новеньком кемпинге на берегу Окаванго, около водопада под названием Попа. Любуемся закатной речкой в пышных зарослях, потом выходим к смотровой площадке. Солнце садится, появляются комары. На мой вопрос о малярийных комарах негр на ресепшене кемпинга гордо и с удовольствием ответил: «Yes-s-s!», — так что придется мазаться.

С утра идем на смотровую площадку над речкой и на песочке рядом находим здоровенные четырехпалые следы. Это ночью выходил на берег бегемот! Две наших соседки по кемпингу, тетушка-француженка и бабуся-швейцарка, путешествующие по Африке на кемпере, рассказывают нам, что накануне видели множество бегемотов на Окаванго километрах в 15 отсюда.

Ботсвана: на лодке по реке Чобе

Торопимся в Ботсвану, в парк Чобе, где надеемся тоже повидать бегемотов. Пролетаем оставшуюся полосу Каприви, сворачиваем к границе. Она проходится легко и быстро, если не считать того, что тетка на ветеринарном контроле перед границей пытается отобрать у нас не только мясо и овощи, но и все сувениры, утверждая, что раз они из дерева, то ввозить их нельзя. Смотрю умоляюще, и она спокойно говорит: «Хорошо, я помогу вам, а вы поможете мне». Да, не зря тут везде висят плакаты о необходимости борьбы с коррупцией. Отдаем ей немногочисленные оставшиеся намибийские денежки и проезжаем, предварительно вытерев ноги о тряпочку с дезраствором и прыгнув колесами в дезинфицирующую лужу.

Такие ветеринарные посты потом мы будем встречать в Ботсване повсюду, но в большинстве случаев холодильник никто не проверяет и денег никаких не просит. Вообще, народ в Ботсване очень спокойный, добродушный, какой-то расслабленный. Видимо, это объясняется тем, что живут тут одни негры, белых практически нет, в отличие от ЮАР и Намибии, и тут они чувствуют себя хозяевами в своей стране. А там, где негры живут совместно с белыми, они неулыбчивые, напряженные, потому что, видимо, ощущают себя людьми второго сорта.

Мы торопимся к городку Касане, хотим успеть сегодня покататься на лодочке по реке Чобе. Но на въезде в город останавливаемся — на обочине семья бородавочников. Мы давно хотели их увидеть, но в Этоше это нам не удалось. Замирают носом к нам — папашка с серьезными клыками и широкими бакенбардами, мамашка с длинными ресницами, два малыша, — потом разворачиваются и удирают, уморительно задрав вертикально вверх хвостики.2500

В городе приходится еще задержаться, снять деньги и купить продукты, так что заезжаем в кемпинг в начале четвертого. Спрашиваем про программу на лодке — ах! — она началась в 3 часа, все уже уехали, мы чуть-чуть опоздали. Но бодрая негритяночка полна решимости нам помочь, она тут же звонит на лодочный причал, просит, чтобы нас подождали, и кемпинговый сафарийник везет нас к месту отплытия. Чувствуем себя настоящими «белыми буржуями», проносясь с ветерком в открытом сафарийнике по улицам Касане.

Садимся в лодочку, и возникает ощущение, что мы в зоопарке, столько вокруг живности! Прямо у причала — все дерево полно мартышек. Чуть дальше — гнездо крупной белой птицы вроде орла, это кингфишер. Рядом со следующим деревом в песчаном откосе множество норок пчелоеда — это удивительные птички, такие разноцветные, что кажется, будто их раскрашивал пятилетний малыш, которому хотелось обязательно попробовать все фломастеры из коробки.2000

Дальше — антилопы, буйвол, на спине которого сидят две птички, слон, картинно пьющий из реки в закатном свете, несколько здоровенных ящериц длиной в метр и, наконец, долгожданные бегемоты. Сидят по уши в воде, фыркают, хрюкают, иногда чуть высовываются, иногда полностью погружаются, хрестоматийно зевают. Проплываем чуть дальше — в зарослях травы в воде еще целое стадо.

2040

2030

2010

2060

2080

Долго фотографируем бегемотов в закатном свете солнца, садящегося за реку, и возвращаемся в кемпинг. Здесь есть открытый выход к реке, и вокруг натоптано бегемотами. Когда мы начинаем готовить ужин, на кемпсайт напротив приходит и усаживается за столик негр — сотрудник кемпинга. Он объясняет, что должен дежурить тут, чтобы нас не обидели дикие звери. В зарослях поодаль, действительно, кто-то шуршит и фыркает, антилопка подходит прямо к ограде нашего кемпсайта.2100

Зимбабве — Замбия: водопад Виктория, полет через Замбези

На следующий день оставляем Носорожицу отдыхать и едем на заказанном в кемпе автобусе на водопад Виктория в Зимбабве (нашей машине по договору аренды не разрешен въезд в Зимбабве). С нами в компании четверо немцев, которые путешествуют по маршруту, похожему на наш, только покороче, через Виндхук. Граница с Зимбабве совсем близко. Мы въезжаем только на один день, но за въезд берут довольно много денег и вклеивают в паспорт полноценную визовую наклейку на целую страницу.

Часа через полтора добираемся до городка Виктория Фоллз. Немцы отправляются смотреть водопад с вертолета, а мы, решив, что такое зрелище похоже просто на кино, идем прямо к водопаду. Огромный разлом, мощные струи воды бьют по дну ущелья, и над ним стоит облако водяной пыли. Пышная растительность, переплетение лиан, диковинные громадные листья деревьев, с которых капает вода, и повсюду носится множество мартышек. Тут мы понимаем, что это — только самое начало водопада, а разлом тянется вдаль чуть ли не на километр, и дальше водопад становится еще мощнее!2110

Решаем начать с самого начала и подходим туда, где видно еще спокойно текущую реку. Тут нас окружают звери посерьезнее мартышек — бабуины. Большинство из них — мамашки с детьми, которые едут на спине или на животе, уцепившись за мамкину шерсть. Они не агрессивны, но при попытке подойти поближе, чтобы сфотографировать, оскаливают зубы.2130

Отправляемся вдоль водопада. Водяной пыли и брызг все больше, иногда порывы ветра наносят целые струи воды. Но мы не хотим закутываться в плащи, как это делает тут большинство туристов — так приятно на жаре почувствовать дыхание водопада! Жалко только, что местами его практически не видно из-за облаков водяной пыли, и очень трудно фотографировать. Подходим к самой середине, тут уже стоит совсем густой туман, скрывающий солнце. Подбираемся к краю, где поливает уже как из шланга, и заглядываем вниз, там крутятся водовороты и водяные бочки, хлещет встречный водопад и стоит широкая яркая двойная радуга. Сфотографировать это совершенно невозможно, тут нужен водонепроницаемый бокс, как у подводных фотографов. Вода течет с нас ручьями, но мы очень довольны — пообщались с водопадом как следует.2120

Добираемся до конца тропинки, откуда открывается вид на мост через Замбези, сюда собирается вся вода. Смотрим, как прыгают с моста на тарзанке — тут организовано множество подобных развлечений. 2150

2140

Идем теперь на мост, полюбоваться водопадом с другой стороны реки, там уже Замбия. Перед входом — пограничный контроль, но для тех, кто идет только через мост и обратно, визу получать не надо, даже паспорта не смотрят и денег не берут. По дороге встречаем большую стаю бабуинов, при приближении здоровенных самцов, скалящих зубы, становится неуютно. К счастью, навстречу идут несколько крепких местных парней, которые бросают в них камнем, и бабуины неохотно ретируются.

С моста открывается шикарный вид на ущелье и бурную реку внизу, и я решаюсь прокатиться на подвесной тарзанке «zipline». Вспоминаю, конечно, как когда-то в Крыму нам с пятилетней Машкой пришлось прыгать в озеро, когда не сработал тросик у подобной тарзанки, но надеюсь, что тут все-таки понадежней конструкция. На той стороне моста заходим в конторку, организующую прыжки. Оказывается, что сейчас обеденное время, и надо ждать почти час. Есть время передумать, но меня уже не остановить! Садимся пока перекусить на веранде с видом на ущелье, откуда дует прохладный ветерок, и наблюдаем за вездесущими бабуинами.

Наконец меня зовут к конторке. Подписываю все бумажки, становится страшновато, и все  страшнее по мере того, как меня взвешивают, обмеряют, пишут фломастером на руке номер и начинают заматывать хитроумными веревками со множеством карабинов. Иван, махнув на прощание, отправляется на мост, снимать мой полет с противоположной стороны. В руку мне дают портативную камеру и долго объясняют, как держать, поворачивать и снимать во время полета, но я со страху слабо соображаю. Вишу над краем пропасти, и вот наконец: «Готова?» — «Готова!», — и негр сталкивает меня с обрыва.2180

 

2170Оказывается совершенно, ну нисколечко не страшно, просто удивительно здорово лететь навстречу солнышку под теплым ветром. Про камеру я, конечно же, забываю, дух захватывает от красоты вокруг, и вот уже крепкие руки подхватывают меня на той стороне ущелья. Выбираюсь наверх и гордо шествую через мост обратно во всей своей обвязке.

На обратном пути фотографируем водопад со стороны Замбии, отсюда видно, как далеко он еще продолжается, вдалеке встают клубы водяной пыли и перекинута яркая радуга. В 3 часа встречаемся с нашими попутчиками-немцами (они довольны своим полетом на вертолете, но я считаю, что полет на тарзанке гораздо круче!) и уезжаем обратно в Ботсвану.2160

Вернулись не поздно, есть еще время пройтись по «Natural trail» вокруг кемпинга. Бегемотов, к сожалению, тут мы не встречаем, хотя они нарисованы повсюду на указателях, но просто пройтись по лесу, посмотреть еще антилопок и бородавочников очень приятно.

Вечером решаем съездить в город за продуктами и тут понимаем единственное неудобство нашей палатки на крыше — если стоишь несколько дней на одном месте, палатку все равно приходится складывать каждый раз, когда хочешь куда-то выехать. Утешает только, что занимает это буквально несколько секунд. Возвращаемся с набитым под завязку холодильником, жарим, как обычно, мясо на решетке. На кемпсайте напротив — джип с немецкими номерами! Да, путешествие через всю Африку — это еще покруче наших, мы-то только до Западной Сахары на своей машине добирались.

Ботсвана: парк Чобе, Линьянти

На следующий день погружаемся в дикую природу — едем в национальный парк Чобе, где у нас забронирован на 2 ночи кемпинг Линьянти в самом дальнем углу. На въезде в парк (ворота Седуду) бронируем еще кемпинг в Мореми у Южных ворот на третью ночь и оплачиваем пермит на 3 дня. Записываемся, как обычно, в тетрадочку — здесь, в Ботсване, очень любят записывать проезжающих, и другие туристы, узнав, что мы из России, не раз говорили: «Да-да, мы видели в тетрадке запись русских, это так редко встречается!»

Отправляемся медленно по извилистой дорожке вдоль реки. Зверей полно — слоны, жирафы, буйволы, бородавочники, множество антилоп прямо у самой дороги.2194

 

2200

2220

2230

2360Свернув от речки, заезжаем на отдельную поилку — тут огромное стадо слонов. Петляем вдоль изгибов реки, слоны постоянно переходят дорогу. На другой стороне реки — стадо бегемотов, наблюдаем, как они медленно вылезают на берег. Другие, фыркая, то неторопливо погружаются в воду, то вновь всплывают — в точности соответствуя образу бегемота из анекдота про свистульку.2380

2410

2280К середине дня от зверей уже начинает рябить в глазах. Останавливаемся отдохнуть и перекусить на оборудованном месте для пикника, где можно выходить из машины. Из речки тут же вылезает полутораметровая ящерица поприветствовать нас. Вскоре выезжаем на асфальт и удивляемся, где же та «very sandy» дорога, которой нас пугали в письмах хозяева кемпинга Линьянти? Асфальт вскоре переходит в гравий, но дорога вполне приличная. Останавливаемся только поснимать растущие повсюду живописные баобабы.2290

Но вот начинается песок. До места еще километров 30, продвигаемся медленно, то и дело приходится прыгать через насыпи с налету, поднимая впереди фонтан песка. И вот в очередной куче, увы, застреваем. Что поделать, начинаем откапываться, Иван приподнимает машину домкратом, подкладываем ветки и камни, но все тщетно.2240

Тут слышим подъезжающую сзади машину — ура, это джип-лендровер, он сможет нас вытащить! Молодые ребята-англичане объезжают нас (надо было двигаться по другой, параллельной колее, там тверже), снабжают нас траками и выдергивают. Но до кемпинга еще километров 10 по песку…

Добираемся до Линьянти на закате в полном изнеможении. Тут всего несколько кемпсайтов, они расположены  на самом берегу реки, без всяких ограждений. В зарослях совсем рядом хрюкают и возятся бегемоты, ночью неподалеку трубит слон. Ждали гиену, но она не пришла.2430

2440

Наутро за завтраком наблюдаем за смешными мелкими белочками, живущими на дереве, под которым стоит наша машина. Они пугливые, но очень любопытные, и охотно хватают кусочки хлеба, которые мы им бросаем. Едят, держа двумя ручками, потом вдруг кидаются вверх по стволу и спускаются вниз головой.2305

Весь день катаемся по Линьянти. Вдоль реки проложены прекрасные дорожки для сафари. По ним, правда, сильно далеко не уедешь, т.к. километрах в 15 после Линьянти начинается закрытая территория, но звери на дорогу все время выходят разные. Подолгу, не торопясь, наблюдаем за слонами, жирафами, антилопами и бегемотами. 2250

2260

2270

2310

2330

2370

2390В середине дня возвращаемся в кемпинг отдохнуть и перекусить, ближе к вечеру опять едем покататься. В наступающих сумерках прямо перед нами на дорогу выходит гиена — сутулый загривок, круглые ушки.

Вернувшись на свое место, обнаруживаем, что оно занято… слонами! Они методично и неторопливо собирают с земли похожие на орешки плоды огромного дерева, под которым оборудован кемпсайт, и уходить совершенно не собираются. 2450

Тягаться с ними за место под деревом мы не отваживаемся и решаем устроиться на соседнем кемпсайте, который почему-то оказывается свободным, хотя нам говорили, что все места заняты. Начинаем разводить костер, как вдруг подъезжают припозднившиеся измученные хозяева этого места. Они, бедняги, 6 раз застревали сегодня по дороге из Касане! Делать нечего, быстренько сворачиваемся и устраиваемся в кустах неподалеку, так как слоны продолжают шуршать и хрустеть на соседней площадке.

Засыпаем под хрюканье и шумную возню бегемотов в зарослях на берегу. Как хорошо, что палатка у нас на крыше!2420

Ботсвана: трудная дорога в Савуте, леопард

Нам предстоит нелегкое испытание — добраться из Линьянти в Савуте по песчаной дороге, которая, как говорят, хуже всех предыдущих. Наши соседи, чье место мы накануне пытались занять, решили сразу отказаться от такой попытки, они будут возвращаться в Касане. У них машина такая же, как у нас, но на крыше две палатки, да и резина еще хуже, чем наша, так что им точно не светит добраться в Савуте. Вчерашний опыт, однако, не прошел для нас даром — Иван научился  держать нашу слабосильную Носорожицу на пределе мощности, при этом можно надеяться прорваться.

Благословясь, выезжаем на Савуте, поснимав на прощанье здоровенного бегемота, завтракающего прямо напротив нашей стоянки. 2470

Вначале дорога примерно такая же, как вчерашние последние километры. Машина завывает, но постепенно продвигается. Потом становится круто! Разрытые глубокие колеи, рыхлый песок оседает, затяжной подъем все не кончается, в какой-то момент кажется, что лопнуло колесо, но останавливаться нельзя, и Иван с Носорожицей, сжав зубы и воя, движутся вперед. Небольшая передышка там, где колея становится помельче, мы убеждаемся, что колесо в порядке, и все начинается вновь. Постепенно привыкаем и понимаем, что новый метод — держать машину на пределе мощности — работает, мы медленно, но верно движемся!

Доезжаем до Савуте даже раньше, чем рассчитывали — за полтора часа. Савуте — это целый туристический город по сравнению с Линьянти: тут большой кемпинг, лоджи, какие-то хозяйственные постройки, туда-сюда снуют джипы-сафарийники. Как здорово, что мне не удалось забронировать тут кемпсайт и мы провели в результате две ночи в Линьянти, в куда более нетронутом и диком месте!

Едем не торопясь в сторону Мореми, ищем зверей на боковых дорожках. Звери обычные — слоны, жирафы, антилопы.

 

2510

2480

Хотелось бы, конечно, увидеть леопарда, чтобы собрать всю «большую пятерку» (слон, буйвол, носорог, лев и леопард — самые опасные животные Африки), но на это надежды мало, т.к. известно, что леопард — зверь скрытный и преимущественно ночной. Объезжаем все же так называемую Леопардовую скалу — холм с нагромождением черных каменных глыб, где, судя по названию, должны водиться леопарды, но не находим тут даже даманов. Движемся дальше через огромную пустошь, поросшую высокой травой — во влажный сезон тут, видимо, болото. Множество жирафов картинно выстроились в ряд, в некоторых ракурсах они похожи на многоглавых драконов.2520

Дальше в дельту Окаванго приходится ехать по объездной дороге, так как прямая короткая дорога через реку Квай сейчас непроходима после сезона дождей. Ближе к вечеру въезжаем в Мореми, находим свое место в кемпинге Южные ворота и отправляемся еще покататься на вечернее сафари. Далеко вглубь парка решили не заезжать, сворачиваем на «Black pools» неподалеку. Дорога совершенно сухая, но вода в водоемах стоит высоко — Окаванго еще не снизила уровень после влажного сезона. Опять жирафы, антилопы, слоны прямо у дороги, а в «Black pools» несколько бегемотов недалеко от берега. Только дома в Москве, просматривая фотографии, мы разглядели на этом фото еще и крокодила на заднем плане!2530

Хотели доехать до «Hippo pool», но дорогу вдруг преграждает река, форсировать которую мы не решаемся, вода явно выше колена. Разворачиваемся у «сосисочного дерева» — с его веток свисает множество длинных плодов, действительно очень похожих на сосиски.

2550

Обратно стараемся ехать побыстрее, но приходится тормозить: на дорогу перед нами выходит стая толстеньких забавных птичек вроде куропаток. Они очень боятся нашей машины и изо всех сил пытаются убежать, но никак не могут сообразить, что для этого надо просто свернуть с дороги, и торопятся прямо вперед по дороге перед машиной, уморительно переваливаясь с боку на бок.2395 Приходится ехать за ними очень медленно, в конце концов я теряю терпение и вылезаю из машины, чтобы прогнать их в сторону с дороги, но они и слышать об этом не хотят, бегут прямо и прямо, видимо, совсем потеряв голову со страху. 2400

Так вот мы и двигались прямо по дороге минут десять: впереди курочки торопятся, за ними я на них покрикиваю, а в хвосте Иван с Носорожицей. Наконец самую умную осеняет, и они скрываются в траве на обочине, ура, путь свободен!

Сумерки сгущаются, мы спешим к кемпингу, т.к. ездить после заката строго запрещается. И вдруг… мы хором кричим: «Леопард!» Сидит прямо на дороге перед машиной. Я хватаю фотоаппарат, наугад жму на кнопки, понимаю в ужасе, что он сейчас исчезнет, а он, пройдя вперед несколько шагов, сворачивает в сторонку, усаживается, обернув хвостом лапы, и смотрит прямо на нас. Необыкновенно сильное ощущение — смотреть леопарду в глаза с расстояния в несколько метров. Он не уходит, а внимательно и сосредоточенно смотрит. Я тоже гляжу, как завороженная, пока Иван (с его стороны удобнее) фотографирует через открытое окно. Сидим так, пока не становится совсем темно, потом приходится уезжать, а он, не двигаясь с места, провожает нас взглядом.2570

2580

В кемпинге Иван от избытка чувств бросается к нашим соседям-швейцарцам с рассказом про леопарда, похоже, слегка напугав их своими эмоциями. Допиваем все, что осталось, за здоровье леопарда.

Ботсвана — ЮАР: обратный путь, белые носороги, непростой Йоханнесбург

С утра мы подвергаемся нашествию птиц-носорогов. Они приходят парами и вдруг вскакивают на капот машины и начинают долбить лобовое стекло своими неслабенькими клювами! 2590

Мы опасаемся за стекло, но уж больно потешно они выглядят! Потом они перемещаются к зеркалам и бьют по ним с неменьшим остервенением. Чего же они хотят? Догадываемся наконец, что они видят свое отражение и сражаются с непрошеными гостями.2600

2610Отправляемся последний разок на сафари. Решили проехать по главной дороге вглубь дельты, пока не упремся — на воротах нам сказали, что вода стоит высоко и упремся мы скоро. Дорога, однако, совершенно сухая. Беспрепятственно добираемся до Третьего моста, но дальше ехать уже просто нет времени.

2630

2640

2650

2680

От Третьего моста пускаемся  в обратный путь к дому. По дороге опять множество зверей. Встречаем гепардов, но они, к сожалению, в радиоошейниках, по которым рейнджеры отслеживают их перемещения.

2660

2670

2690Один раз приходится стоять минут 20, пропуская большое стадо слонов, идущих поперек дороги. Пытались сунуться в промежутке между слонами, но они совершенно недвусмысленно дают понять, что этого делать не стоит: мотают головой, трубят и угрожающе машут хоботом. 2215Страшновато, но они совершенно не агрессивны, просто не хотят, чтобы им перечили, и как только понимают, что мы им мешать не будем, сразу идут дальше своей дорогой.

К середине дня выбираемся из Мореми, движемся на Маун и дальше, в сторону границы с ЮАР. Бедная наша Носорожица начинает задыхаться после песчаных и травяных дорог, останавливаемся почистить ей воздушный фильтр, из него выбиваются клубы пыли и целая куча песка.

Пейзаж становится пустынным — мы едем вдоль границы Калахари. Дорога — хороший асфальт, но быстро продвигаться не удается, так как все обочины заняты стадами коров и ослов, они то и дело лезут на проезжую часть. Наступают сумерки, начинаем искать кемпинг, но нигде — ничего, места тут не туристические, за окошком только пустыня и ставшие уже привычными редкие деревушки из круглых хижин, крытых соломой. Вдруг — ура! — на шоссе указатель на кемпинг. Открыт, несмотря на темноту (обычно все кемпинги с закатом закрывают ворота), совсем дешевый, а внутри — чистота, красота и удобство получше, чем в европейских кемпингах. Просто оазис в пустыне. Да еще бесплатный интернет.

Едем-едем весь следующий день. Заезжаем напоследок по дороге еще в заповедник носорогов. Парк совсем небольшой, и мы быстро находим пару белых носорогов, маму с детенышем-подростком, которые пасутся в зарослях прямо у дороги. Это новый для нас зверь, в Этоше были только черные носороги.2700

Дальше торопимся без остановок к границе, быстро въезжаем в ЮАР и берем курс на Йоханнесбург.

2710

2720Вскоре на нас одна за одной начинают валиться проблемы. Сначала нечем оказывается заплатить за проезд по платной трассе: наличных нет, доллары не берут, карточка не проходит, ближайший банкомат километрах в 30 сзади, а ближайший разворот километрах в 20 спереди. Кое-как решаем проблему, потеряв немало времени и нервов. Иван уже порядком устал, темнеет, на подъезде к Йоханнесбургу начинаем искать кемпинг. Навигатор бодро предлагает несколько вариантов, но в первом вместо кемпинга — госпиталь, во втором — склад, в третьем — какие-то развалины… Часа три мотаемся по темным пригородам Йоханнесбурга и наконец с отчаянием понимаем, что кемпингов тут нет. Ни одного. Что делать — непонятно. К тому же скоро кончится бензин, а мы забрались в какую-то такую глухомань, где и заправок поблизости нет. У Ивана сил совсем не осталось. Последним усилием воли он ставит на навигаторе заправку, где мы снимали деньги в банкомате, и на последних каплях бензина дотягивает до нее. Заправляемся, отгоняем машину в сторонку, гордо раскладываем палатку на крыше, покупаем в магазинчике на заправке бутерброды и пиво — жизнь налаживается!

Прекрасно переночевали на заправке, никто нас не обидел, а утром нас даже пустили в душ для дальнобойщиков. Выпив кофейку, без приключений добираемся обратно в Йоханнесбург и сдаем машину. Как жалко расставаться с нашей верной Носорожицей! Выясняется, что мы повредили ей, если я не ошибаюсь, пыльник ШРУСа, что почему-то не покрывается страховкой, грозятся снять за это денег с кредитки. Мы не спорили, но деньги почему-то так и не сняли.

Едем на такси в аэропорт, сдаем в багаж наши здоровенные рюкзаки и налегке отправляемся гулять по Йоханнесбургу. Никакого плана у нас нет, приезжаем примерно в центр и идем куда глаза глядят. Бродим по симпатичному осеннему (а у нас-то дома — май!) парку, прогуливаемся по улицам. Свернув за угол, вдруг ощущаем, что что-то не так. Никакой агрессии не чувствуется, просто явно мы что-то делаем не так — вокруг только чернокожие, и нам очень неуютно. Выбираемся поскорее на соседнюю улицу — тут все нормально! Разглядываем, как тут живут белые — чудесные европейские коттеджи, все в цветах и фонариках, но за тройной колючей проволокой под высоким напряжением, прямо как в клетке.

Тратим последние денежки на подарки в торговом центре, возвращаемся в аэропорт и взлетаем в красный африканский закат.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

{ Комментировать? }

  1. Захар

    Вот это рассказ!!! Я фотки-то раньше смотрел, но подзабыл. А тут очень проникся 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.