По Испании, Португалии, Марокко и Западной Сахаре на своей машине — 2009

Август 2009, 24 дня, 14000 км. Иван, Ната, Миша и Маша

Агадир, Касабланка, Кап Джуби, Сиснерос — как недостижимо звенели эти слова, когда в юности мы читали «Ночной полет» и «Планету людей»! И вот мы загружаем в багажник палатки, чтобы отправиться в межконтинентальное путешествие и увидеть это все своими глазами. А по пути нас ждут страна басков и португальские пляжи, азулежуш и мануэлино, армиллярные сферы, хамелеоны и верблюды. В общем, едем на своей машине из Воздвиженского лесничества в Западную Сахару.

Начало пути. Неожиданный Париж

Выезжаем утром из Москвы, забрав маму с работы после суток. Машина разложена, и мама спит до Минска. Трасса М1 в хорошем состоянии, в Белоруссии тоже дороги неплохие, так что к вечеру долетаем до польской границы. Здесь, к сожалению, очередь, приходится потерять часа два. Пограничники, как всегда, обращают внимание на необычную разницу в возрасте наших детей, здесь их вопрос звучит так: «Ваши ребенки того же года?»

Мама с детьми ложатся спать, папа — за руль, и к утру мы в Германии. Немножко отдыхаем и приводим себя в порядок на заправке — здесь на всех заправках есть магазин, кафе, туалет и душ. Завтракаем в Макдональдсе (удивительно, но немцы, даже официантки в Макдональдсе, совершенно не понимают по-английски, так что приходится изъясняться жестами), и летим поскорее дальше.

Дороги в Германии отличные, но много участков ремонта. Пейзаж с трассы скучноватый, везде торчат какие-то трубы и электрические сооружения. Проскакиваем Бельгию, въезжаем во Францию. Как приятно послушать французское радио!

Приближаемся к Парижу. Планируя маршрут, мы твердо решили Францию совсем не смотреть, не отвлекаться и не терять времени, т.к. нельзя объять необъятное, но тут нас одолевает соблазн. Решаем все-таки потратить вечер на Париж. У нас нет с собой ни путеводителей, ни даже карты Парижа, так что въезжаем в город совершенно наобум, бросаем машину где придется и пешком отправляемся искать Нотр Дам и Эйфелеву башню. Сразу же натыкаемся на киоск туристической информации, где нам вручают сразу несколько карт города.

Проходим здание Оперы, Вандомскую колонну, подходим к саду Тюильри.

Тут отличная вещь — колесо обозрения. Оно вращается достаточно быстро, и мы 7 раз любуемся Парижем с высоты птичьего полета.

Узнаем места, знакомые по картинкам — вот Лувр, вон башня, вон Монмартр. Под закатным солнышком выходим к Сене. Вокруг бурлит жизнь — народ располагается прямо на теплых гранитных парапетах и ступенях, все любуются закатом, выпивают, закусывают и целуются.

Добираемся до золотистого в закатном свете Нотр Дама, долго разглядываем химер снаружи и витражи внутри.

Уже темноте возвращаемся к машине (удивительно, но никто ее, припаркованную в неположенном месте, не обидел) и едем к Эйфелевой башне. Она эффектно подсвечена и производит огромное впечатление на детей. 

Нам уже давно пора ехать дальше, но они так хотят на нее залезть! Уступаем их просьбам, и вот мама с детьми поднимаются на лифте на башню, откуда виден весь ночной Париж. Обратно спускаемся пешком по лестнице, рассматривая ажурные переплетения конструкций.

Покупаем детям брелочки-башенки, теперь они счастливы окончательно, и выезжаем из Парижа в сторону Испании. Ночь, а по нашему времени, плюс два часа, совсем уже глубокая, и папа за рулем скоро устает. Решаем не рисковать и останавливаемся на заправке переночевать, раскладываем машину поудобнее и устраиваемся спать.

Север Испании — страна басков, Герника, Бильбао, Сантьяго де Компостелла

На заправке есть все, что нам нужно, — с утра принимаем душ, покупаем продукты в дорогу, пьем кофе с пирожными мадлен. Вперед, в Испанию! Приближаемся к океану, и пейзаж постепенно меняется — вместо скучноватой сельскохозяйственной местности начинаются сосновые леса, где все деревья наклонены от моря. Видимо, тут такие ветра. Вдруг появляются холмы, которые вскоре превращаются в настоящие горы.

Первый городок в Испании на нашем пути — Ондарривия. Он расположен в устье реки, которая, спускаясь с гор, намывает на берегу океана широкий песчаный пляж. Потом мы увидим, что так устроено большинство городков на северном побережье Испании: высокие обрывистые склоны Пиренеев, между которыми протекают речки, и там, где они впадают в океан — города.  

Пройдя по набережной речки Бидасоа, где местные мужички ловят мелких серебристых рыбешек, поднимаемся в верхнюю часть города. Тут обнаруживаем эскалатор, который в несколько пролетов спускается обратно к самой набережной.

Выходим к высоким мощным стенам замка и церкви, из которой слышны звуки органа.

Отправляемся дальше вдоль побережья на запад. Решили не ехать по трассе, а свернуть на шоссе, ведущее вдоль побережья. Оказываемся вдруг в высоких диких горах на узенькой дорожке, по которой даже со встречной машиной трудно разъехаться. Пахнет мятой и соснами, в просветах деревьев открываются виды на закат над океаном, над горами собирается туман.

Когда начинает темнеть, останавливаемся на ночлег в кемпинге в городке Мутрику. Хотели найти место для самостоятельной стоянки, но на побережье это практически невозможно: берег везде высокий и обрывистый,  а там, где есть отмели, намытые речками, стоят городки. В кемпинге тесновато, но нам достается приятное место — с видом на океан и загорающиеся в сумерках огоньки Мутрику. 

Ставим быстренько палатки и идем к океану. Бухта, в которой стоит городок, защищена двумя дамбами. Получившийся залив весь заполнен лодочками, яхтами, корабликами. Приглядевшись повнимательнее, видим, что он просто кишит рыбой, которую почему-то здесь никто с берега не ловит. Идем отведать местной рыбки в  прибрежном ресторанчике, детям особенно нравятся жареные сардины, похожие на крымскую барабульку, а маме с папой — макрель. Сытые и довольные, возвращаемся по мощеным улочкам Мутрику в кемпинг и падаем спать.

Просыпаемся под мелким дождичком, все небо затянуто тучами, прохладно. Пасмурная погода хороша для прогулки, но под дождем очень неудобно готовить завтрак и собирать палатки.

Дождик, к счастью, вскоре сходит на нет, и мы отправляемся дальше на запад.

Останавливаемся искупаться в городке Ондорро на широком песчаном пляже. Первый раз плаваем в океане! Широкие, мощные, медленные волны накатывают одна за другой на песчаную полосу отлива. Дети счастливы — прыгают в волнах, носятся и катаются по песку.

Широкий пляж практически пуст, видимо, из-за пасмурной погоды. Интересно, что здесь совершенно не принято лежать на пляже: немногочисленные отдыхающие гуляют, вернее, быстро ходят вдоль кромки воды. Дойдя до края пляжа, они забавно разворачиваются, как по команде «кругом», и идут обратно.

Пьем кофе на набережной, разглядывая  надписи на стенах: сплошь «autodeterminazia» и «independenzia». Мы сейчас находимся в области, которая называется «страна басков».

Баски  испокон веков живут в этой горной труднодоступной местности, сохраняя свои традиции и особый язык, который лингвисты не могут отнести ни к одной из известных групп. Считается, что баски — коренное население здешних мест, прямые потомки кроманьонцев, оставивших наскальные рисунки в пещерах, которых тут множество. Потом уже появились на Пиренейском полуострове римляне, вестготы и мавры, деля эти земли, и в результате баскам осталась только небольшая «страна басков». И они, считая себя коренными хозяевами этих земель, постоянно борются за независимость и расширение территорий. 

Мы хотим посмотреть одну из древних пещер с наскальными рисунками и сворачиваем в горы с дороги, ведущей вдоль побережья. Пещера по непонятным причинам оказывается закрытой, зато рядом можно сходить в небольшой зоопарк с местными зверями. Детям очень нравится кормить зелеными ветками здоровенного кабана.

Едем смотреть баскский город Гернику. Здесь находится окаменевший ствол трехсотлетнего дуба, символа древних традиций басков. Они очень почитают это место, вокруг дубового ствола обустроен специальный павильон.

В сувенирной лавочке, где мы покупаем разные забавные штучки с баскской символикой, папа начинает фонетическое исследование баскского языка, используя продавщицу как информанта. Пытаемся воспроизвести звук, передаваемый на письме сочетанием ТХ, это среднеязычная аффриката, нечто среднее между «ч» и «ц». Придумываем и решаем лингвистические задачки, сопоставляя баскские и испанские тексты.

Прогулялись немножко по Гернике. В путеводителе сказано, что этот город был практически заново отстроен после массовой бомбардировки 1934 года (и  сейчас кое-где висят плакаты с репродукцией известной картины Пикассо на эту тему), но нам попадается немало домов старинного облика, возможно, они так были восстановлены. Разглядываем местных жителей, которые все кажутся похожими друг на друга. У басков очень характерная внешность: узко посаженные глаза, тонкий длинный нос, прямые черные волосы.

Движемся дальше на запад, по дороге заезжаем в город Бильбао взглянуть на музей Гуггенхайма. Представленное здесь современное искусство нас не очень интересует, мы хотим посмотреть на само здание, новейший архитектурный изыск, представляющий собой сложную конструкцию из заворачивающихся и переплетающихся металлических лепестков. Самой интересной тут оказывается инсталляция на площади перед музеем — 12-метровый щенок из живых цветов.

Прогулявшись по набережной, где старинные домики соседствуют с новейшими стеклобетонными конструкциями, отправляемся дальше. Выезжаем на ведущую вдоль океана трассу  и попадаем в длиннющую затяжную пробку. Сегодня пятница, и местный народ, видимо, массово выезжает за город. Поэтому встаем на ночевку уже в темноте в просторном удобном кемпинге на высоком обрывистом берегу около городка Луарка. К ночи сильно холодает и начинается дождь.

Просыпаемся, увы, опять под дождем и, уныло натянув куртки, готовим под зонтиком завтрак. Когда дождь немного ослабевает, выходим на обрыв. Океанские волны, разбивающиеся о черные скалы, выглядят отсюда впечатляюще, но нам хочется спуститься вниз. Находим дорожку с указателем «на пляж», она петляет по высоченному мокрому сосново-эвкалиптовому лесу и приводит нас в бухточку, где, видимо, действительно бывает прекрасный пляж, но только во время прилива. А сейчас отлив, и вся бухточка являет собой илисто-каменистое морское дно с  водорослями, по которому течет множество ручейков.

Ну, купаться в такую погоду все равно было бы затруднительно, так что, попрыгав по камням между ручейками, возвращаемся к машине и отправляемся дальше. 

Едем в направлении города Сантьяго де Компостелла, где находится знаменитый собор с мощами апостола Иакова, которого испанцы считают своим покровителем.

Погода по-прежнему холодная и пасмурная, деревянные домики вокруг темные, покрытые черным слоистым сланцем, весь пейзаж по-северному суровый. Рассуждаем о том, что многие области мира, вне зависимости от своего географического расположения, устроены сходным образом. Вот для Пиренейского полуострова побережье Бискайского залива — это дикий северный поморский край: холод, суровая погода, маленькие темные домики-избушки. А на южном побережье наверное, наш Крым —  солнце, пляжи, курорты. 

За подобными рассуждениями долетаем до Сантьяго де Компостелла, бросаем машину на подземной стоянке и отправляемся искать собор. Читаем в путеводителе легенду о происхождении названия города: Компостелла — «поле звезды». Корабль, перевозивший мощи апостола Иакова, разбился в бурю, и мощи были вынесены на берег недалеко от того места, где теперь город. Там зажглась яркая звезда, и местные жители нашли мощи, рядом с которыми стали происходить исцеления и другие чудеса. В память обретения мощей в IX веке был воздвигнут храм, в XI веке перестроенный в собор.

Собор поражает ощущением настоящей древности. Темный камень его величественного резного фасада покрыт рыжими пятнами лишайника, кое-где по стенам пробивается трава.

У входа находим колонну, с одной стороны которой на камне — отпечаток человеческой ладони, как на мягкой глине. С другой стороны — небольшая скульптура святого с кудрявыми, в виде шишечек, волосами, и сверху все эти шишечки стерты.

Оказывается, у приходящих в собор паломников такая традиция: прикоснуться ладонью к колонне, а затем приложиться к статуе святого. И за долгие годы человеческие прикосновения так стерли камни.

Этот собор — центр паломничества верующих со всей Европы, и сейчас тут множество пришедших сюда пешком, с рюкзаками и с посохами: они лежат, отдыхая, на площади перед собором, а потом идут прикладываться к святыням.

Дороги из Франции и из Португалии сюда так и называются — «путь пилигримов». Существует традиция приходить в Сантьяго пешком, по дороге пилигримы отмечают путевые листы в паломнических центрах, и тем, кто прошел не менее 100 км, выдается специальная грамота. 

Повсюду продаются паломнические посохи с ракушкой — символом святого Иакова, и тыквенным сосудом для воды — символом странничества.

Внутри собора интерьер строгий, сохранившийся неизменным практически со времени его основания. Только в алтаре более поздняя роскошная отделка. Проходим в заалтарную часть, где верующие прикладываются к статуе святого Иакова в серебряной мантии, отделанной крупными драгоценными камнями. Затем спускаемся в крипту под алтарем, где покоятся мощи святого Иакова. 

Видно, что большинство посетителей здесь — не праздные туристы, а верующие. Многие молятся у мощей на коленях. Дети ставят электрические свечи: бросаешь монетку, и в светильниках загораются красные огоньки, изображающие свечи.

Отправляемся бродить по старому городу среди переплетения узеньких улочек и старинных площадей.

Слегка заблудившись, выбираемся наугад к машине и едем дальше. Первоначально мы планировали ночевку в живописных бухтах Риас Байшас на самом северо-западном уголке Испании, но погода остается неприветливой, и мы решаем двинуть сразу на юг, в Португалию. 

Португалия — Овар, Баталья, Обидуш, дворцы Синтра и Пено, Лиссабон

Удивительно, но стоит нам пересечь границу, и погода сразу меняется — выглядывает долгожданное солнце, начинает теплеть на глазах. Вот уже +20, потом +23 и +25!

Португалия — сразу видно — страна попроще, чем Испания. Вдоль дорог мусор и бурьян, простецкие сельские домики. Больше всего поражает отсутствие бумаги и мыла в общественных туалетах — такое даже в России уже редко встречается.

Вечереет, но мы успеваем еще заехать в городок Овар, славящийся особым португальским декоративным искусством, изразцовой плиткой азулежуш. Изразцы распространены повсюду в Португалии, но в Оваре ими покрыто просто большинство домов — где с простым геометрическим рисунком, где сложные растительные орнаменты и картины на стенах. Городок очень нарядный и разноцветный.

В магазинчике на главной площади покупаем готовую еду — жаренное на гриле мясо, прекрасные местные оливки и легкое молодое вино. Находим кемпинг (по-португальски «кампижму») у городка Торейро, он грязноват и тесноват, но нас утешает вкусный ужин и — наконец-то! — ясная теплая погода.

С утра отправляемся на пляж. Вдоль берега — длинная полоса дюн. Местные относятся к ним очень бережно: везде стоят заборчики, чтобы дюны не осыпались, по песку проложены деревянные дорожки, повсюду надписи, призывающие охранять дюны.

Песчаный пляж тянется на много километров в обе стороны, края его пропадают в дымке. На берегу живописные рыбацкие лодки с загнутыми носами.

Бежим радостно к воде, но тут же отпрыгиваем — здесь океан ужасно холодный. Трудно даже окунуться, и поплавать решается только Машка. Большинство отдыхающих просто ходят вдоль кромки прибоя, и папа с Мишей следуют их примеру, но не пешком, а бегом. Убегают на несколько километров. Вернувшись, Мишка все же отваживается окунуться, и мы отправляемся дальше.

На сельской дороге покупаем вкуснейшие дешевые фрукты: персики, груши, инжир, есть даже клубника.

Едем в город Баталью, где находится доминиканский монастырь XIY века. Сам городок ничем не примечателен, но вдруг перед глазами возникает серая резная громада собора.

Первым делом попадаем в часовню-усыпальницу, где покоится прах португальского короля Жуана I. Часовня светлая, ажурная, изящная, вся в разноцветных легких бликах от витражей, просвеченных солнцем. Обычно усыпальницы создают мрачное настроение, а здесь наоборот — легко и радостно.

Выходим из часовни в собор, тоже полный ярких витражей, проходим в капитул под звездно-сводчатым потолком, где сейчас находится могила неизвестных солдат Первой мировой войны, смотрим тут на смену караула.

Попадаем в галерею в стиле мануэлино — это особый португальский архитектурный стиль, появившийся в эпоху великих географических открытий, богатый морской и религиозной символикой. Рассматриваем бесчисленные резные украшения — армиллярные сферы, витые канаты, узлы из веревок, декоративные кресты.

 

Выходим в так называемую незавершенную часовню, сверху донизу украшенную мануэлино. Детям нравится рассматривать самые мелкие детальки, такие, как разнообразные рожицы в основаниях колонн.

Здесь похоронен один из португальских королей со своей супругой, на скульптурных надгробиях они трогательно держатся за руки.

Напоследок обходим собор снаружи и едем в Обидуш — маленький городок, весь обнесенный крепостной стеной. Городок чудесный, совершенно игрушечный, и его белыми домиками с красными черепичными крышами, церквушками, узенькими улочками можно любоваться с крепостной стены.

Обойдя Обидуш по стене, спускаемся в центр. Везде продаются сувениры на рыцарскую тематику, например, железные доспехи или наряд прекрасной доны — ах, как они нравятся детям! — но по цене, к сожалению, это совершенно недоступно. Утешаемся другой местной достопримечательностью — вишневым ликером, который можно пить прямо из маленьких шоколадных рюмочек, а потом рюмочкой же и закусить.

Напробовавшись ликера, приходим в совершенно благостное расположение духа и выезжаем в сторону городка Пениши. Находим кемпинг прямо на живописном обрывистом берегу океана. Ставим палатки и ужинаем под сильным ветром с океана, загородившись от него по возможности машиной. Дегустируем наконец настоящий португальский портвейн, горьковатый и крепкий — прекрасно!

С утра заезжаем на мыс с маяком у городка Пениши. На берегу — слоистые скалы причудливых очертаний, далеко внизу разбивается о них прибой. 

Находим пляж и пытаемся опять купаться, но океан все такой же холодный, гуляем снова вдоль прибоя. В кафешке на пляже обнаруживаем любопытное блюдо — местные мужички с удовольствием закусывают пиво вареными улитками, выковыривая их из полосатых раковинок с помощью зубочисток. С некоторым содроганием решаемся тоже попробовать, оказывается вкусно, даже дети едят с удовольствием.

Едем сегодня смотреть одну из главных португальских достопримечательностей — город Синтру. Здесь располагались загородные резиденции португальских королей.

При подъезде к дворцу первым делом бросаются в глаза удивительной формы огромные белые трубы, расположенные над кухней дворца. 

Внутри, в старинных залах, отделанных деревом и плиткой азулежуш, по-домашнему уютно. Особенно затейливо украшены здесь потолки. В одном из залов, например, на потолке нарисовано множество сорок, это король приказал сделать такую роспись в назидание дворцовым сплетницам.

В громадной кухне можно заглянуть изнутри в ту самую белую дымовую трубу.

На длинных плитах здесь стоят кастрюли и сковородки размером с небольшие ванны, и вертел, на котором можно зажарить целого быка. Так и кажется, что из двери кладовой вылезет сейчас Карлик Нос и начнет хлопотать над каким-нибудь изысканным блюдом.

Погуляв по старинной королевской даче, отправляемся смотреть более новую — дворец Пено. Он расположен в огромном прекрасном парке на склоне горы, где множество разных диковинных деревьев, и на каждом шагу — фонтаны, озерца, беседки. Широкий ствол громадной туи изогнут таким образом, что на него можно улечься, как на диван.

Поднимаемся через парк к дворцу. Он выстроен в намеренно эклектичном стиле, как забавный игрушечный рыцарский замок, и напоминает декорацию к спектаклю для малышей. Везде какие-то потешные башенки, закоулочки, лесенки, все нарочито разноцветное.

Гуляя по дворцам и паркам, мы порядком устали, но все же забираемся еще на соседнюю гору к мавританскому замку, главным образом для того, чтобы полюбоваться открывающимся отсюда видом на дворцы.

Из последних сил добираемся до машины и едем к океану, к самой западной точке Европы — мысу Рока. 

Поднимаемся к маяку по склону, заросшему какими-то диковинными растениями с толстенькими красноватыми листьями, любуемся закатом и отправляемся искать ночлег.

В поселке Азенаш ду Мар видим наконец с высокого обрыва, как солнце садится в океан.

Думали снять для ночевки какую-нибудь комнатку, отдохнуть от палатки, но дом с надписью «rooms» оказывается заброшенным. Почему-то в этом красивом прибрежном поселке много нежилых разрушенных домов.

Находим кемпинг неподалеку от поселка, скорее, это детский лагерь, здесь организованный отдых каких-то скаутов в зеленых галстуках. Нас тоже сюда пускают, подороже, чем в обычном кемпинге, но нам достается большая огороженная площадка под высокими густыми деревьями, со столом, стульями и освещением.

С утра купаемся в бассейне лагеря, здесь вода совсем теплая.

Едем в Лиссабон. Первым делом идем в монастырь Жеронимуш, весь украшенный в стиле мануэлино. Проходим по резной ажурной двухэтажной галерее, поднимаемся в верхнюю часть собора с яркими витражами, звездчатым потолком и высокими, похожими на деревья колоннами. 

Здесь похоронен Васко да Гама. после возвращения которого из Индии за счет привезенных богатств и был построен этот монастырь.

Повсюду украшения в стиле мануэлино и изображения святого Иеронима со львом. Возможно, это наш святой Герасим, чье житие, где рассказывается о дружбе со львом, так любят дети.

Погуляв по монастырю, едем в центральную часть города, припарковываем машину в переулочке и отправляемся гулять по Лиссабону пешком. Идем к стеклянному лифту-подъемнику, соединяющему нижнюю часть города с верхней.

Поднимаемся наверх в старинной деревянной кабине. Мы собирались еще попасть в музей изразцов, но по Лиссабону так приятно гулять, что решаем не торопясь просто побродить по его узеньким улочкам. Выходим на площадь, на которой выложены узорчатые волны, тут начинает  кружиться голова, кажется, что идешь не по ровной поверхности, а по кочкам и впадинам!

Выходим к смотровой площадке, откуда можно полюбоваться красно-белыми домиками старых кварталов на берегу Тежу.

Идем к старинному собору, по дороге разглядывая забавные лиссабонские трамвайчики, покупаем диск с португальской музыкой фаду.

Выезжаем из города по удивительному мосту Васко да Гама — это самый длинный мост в Европе, 17 км. Оглядываемся напоследок на  Лиссабон с середины реки и движемся дальше на юг вдоль побережья.

Проезжаем плантации пробкового дуба — стволы деревьев кажутся выкрашенными рыжей краской, но это с них срезана кора.

Останавливаемся на ночевку в городке с длинным названием Вилла Нова де Милфонтиш. Он находится в широком устье реки Миры, здесь прекрасные песчаные пляжи, но вода, к сожалению, все такая же холодная. Гуляем вдоль пляжа, пока солнце садится в океан и в красноватых сумерках зажигаются огоньки на набережной.

Городок курортный, здесь множество приезжих отдыхающих, так что место в переполненном кемпинге нам достается рядом с детской площадкой и кафешкой, где жизнерадостные португальцы и их дети громогласно веселятся до середины ночи.

С утра долго лежим на пляже. Сейчас отлив, и река обнажает широкие песчаные острова и отмели. Интересно было бы до них доплыть, но в такой холодной воде на это не решаемся. А подальше, где река впадает в океан, — широкие волны с белыми бурунами. Гуляем по отливу, открывающему каменистое океанское дно — оно все дырчатое, полное мелких ванночек с песком, разноцветными камушками и разбегающимися из-под ног крабиками. Мишка с папой строят на песке замок с мостами, арками и башенками, чем очень радуют местных ребятишек, никогда не видавших ничего подобного.

Отправляемся дальше — на мыс Сан Винсенте, самую юго-западную точку Европы. Ощущение от суровой красоты этого места несколько смазывается от обилия сувенирных лавочек и кафешек. Помимо обычных побрякушек, тут продаются толстые шерстяные кофты и накидки, видимо, на закате, когда тут собираются толпы народу, бывает очень холодно. А сейчас, в середине дня, жарко, несмотря на сильный ветер.

Сворачиваем на восток, вдоль курортного южного побережья, минуем известные пляжные места — Альбуфейру, Фару, и останавливаемся напоследок попробовать искупаться невдалеке от испанской границы, в городке Касела. Набережная выходит на широкую лагуну, по которой снуют лодочки. Одна из них перевозит нас на широкую песчаную косу. Перейдя ее, выходим к океану. Наконец-то теплая вода! Длинные медленные волны выносят на берег зеленые водоросли и затейливой формы ракушки. Купаемся в свое удовольствие, собираем ракушки, гуляем по косе. Начинающийся прилив заливает волной все наши полотенца. На закате переправляемся обратно и покидаем Португалию.

Жалко уезжать — много чего еще можно было бы посмотреть в этой разноцветной изразцовой забавной стране, но наша главная цель все же впереди — это Африка. Убригаду, Португалия!

Испания по пути — Севилья, Тарифа, переправа в Африку

Вот мы и вновь в Испании. Долетаем по трассе до Севильи, в темноте въезжаем в город. В центре находим сразу несколько подходящих хостелов, но запарковаться поблизости нет никакой возможности. Долго крутимся по узким переулочкам и дворикам, все места для стоянки безнадежно заняты. Отчаявшись, бросаем машину в явно неположенном месте возле какого-то парка и со шмотками в руках топаем к выбранному отельчику.

С утра, как это ни удивительно, находим машину мирно стоящей в тенечке там, где мы ее оставили, никто ее не обидел. 

С балкона нашего отеля нам был виден другой балкончик напротив — весь в ажурных изящных решеточках. Мы думали, что это нам так повезло, увидеть такую красоту, но отправившись гулять по Севилье, понимаем, что чугунные узорные решетки балконов тут просто везде. Сквозь чугунные перила ножку дивную продень — это, конечно, про Севилью.

Отправляемся смотреть кафедральный собор с башней Хиральда — громадный, перестроенный из мечети.

Долго разглядываем изукрашенный потолок, резные деревянные фигуры на органе, подходим к гробнице Колумба.

Забираемся на башню, с которой открываются виды на весь город.

Идем в Реалес Алькасарес, королевский дворец в стиле мудехар — это архитектурный стиль, в котором переплетаются элементы мавританского и готического искусства. Изящные ажурные арки, тонкие восточные орнаменты, узорная резьба по камню и дереву — но уюта и домашности, как во дворцах Синтры, здесь не чувствуется.

Дворец окружен прекрасными садами, где дети долго играют в лабиринте из стоящих сплошной стеной туй и кипарисов.

Выходим к Гвадалквивиру (жалко, что не удалось ночью посмотреть, как над ним ночной зефир струит эфир). Бредем наугад по улочкам Севильи, непрерывно вертя головой: тут резная ажурная балконная решеточка, там яркие изразцы, здесь такой узенький переулочек, по которому, кажется, даже пройти будет трудно.

Встречаем арену для корриды.

Садимся в кафешке отдохнуть и попробовать классические испанские закуски тапас. К пиву приносят кучу разных вкусностей: крохотные котлетки, омлет с креветками, кусочки курицы в хрустящей обжарке. Дети просят добавки, пиво тоже можно повторить.

Совершенно уже довольные, добредаем до машины и едем прямиком на Африку.

Долетаем до прибрежного городка Тарифа, откуда ходит паром через Гибралтарский пролив. Он отходит через полчаса, мы моментально без проблем покупаем билеты, заезжаем и выходим на палубу. 

Испанские пограничники, как обычно, обращают внимание на разницу в возрасте наших детей. Это их страшно забавляет, они созывают товарищей из соседних окошек и все вместе долго смеются, в результате чего забывают поставить нам в паспорта выездные штампы из шенгена. Заметив это позже, мы волновались, но никаких проблем впоследствии не возникло.

Вдалеке на горизонте видна гряда ярких белых облаков. Приглядевшись, понимаем, что они сидят на верхушке высокого горного хребта на африканском берегу. 

Долго любоваться этой картиной не удается. т.к. надо идти оформлять въездные документы, это делается прямо на пароме. Только успеваем заполнить многочисленные бумажки и получить штампы в паспорта, как скоро уже и выходить — паром идет всего 40 минут. 

В туалете на пароме — замечательная надпись, знаменующая, что мы выезжаем из цивилизованного европейского мира в непредсказуемую Африку: «Просьба не мыть ноги в раковине!»

Марокко — Рабат, Эль Джадида, Эс Сувейра, Агадир, Гуэльмин, Тарфая

На выезде из порта нас довольно долго мурыжат пограничники и таможенники, не потому, что у них к нам какие-то претензии, а просто в силу общей неторопливости жизни. На закате выбираемся наконец в Танжер и наблюдаем картину, характерную для вечернего мусульманского города: с заходом солнца все население выходит на прогулку. Женщины в хиджабах, чернявые кучерявые малыши, всюду что-то жарится, дымится и пахнет. 

Направляемся к мысу Спартель, это самая северо-западная точка Африки. В темноте находим кемпинг, где поселяемся в симпатичном чистеньком бунгало.

С утра идем в так называемый «грот Геркулеса» — пещеру на берегу океана. Из нее открывается интересный вид — выход к воде похож очертаниями на карту Африки.

Неподалеку отсюда находятся легендарные Геркулесовы столбы — это гора Абила в Сеуте и Гибралтарская скала на той стороне пролива.

Выезжаем на мыс Спартель — здесь смешиваются волны Средиземного моря и Атлантического океана. Когда находишься в таких значимых географических точках, как здесь, на самом северо-западе Африки, все время представляешь себя со стороны, как будто на глобусе.

Идем купаться на широкий песчаный пляж неподалеку. Арабские женщины, как водится, купаются в одежде, но все же Марокко — куда более туристическая страна, чем Сирия, тут встречаются и дамы в бикини, так что у мамы проблем с купанием не возникает. Вода теплая, но по пляжу в сторону моря дует сильный ветер, поднимающий тучи песка и закручивающий вихри. В таком пескоструе долго на пляже не пролежишь, так что отправляемся дальше — смотреть город Рабат.

Пристраиваем машину под стенами медины и, войдя в старый город, попадаем в толчею, пестроту, мешанину запахов и звуков городского базара. Похоже на ближневосточные рынки, но продавцы здесь, к сожалению, держатся  куда с меньшим достоинством: навязчиво цепляются, стоит только остановиться взглянуть на какой-нибудь товар. После долгого энергичного торга покупаем папе новую джеллабу.

Проходим медину по лабиринту узеньких бело-голубых улочек.

Выбираемся к касбе Удайя и высокому мысу над океаном, откуда открывается вид на весь город.

Отдыхаем в прохладном андалузском садике  (интересно, что здесь такие садики называются андалузскими, а в Испании — мавританскими), и отправляемся дальше на юг вдоль побережья. 

Немного не доезжая Касабланки, находим симпатичный кемпинг на самом берегу океана, на закате садимся на терраске пить кофе.

Дети убегают прыгать по камням на берегу. Вдруг сидящая рядом арабская тетенька очень взволнованно начинает объяснять, что их надо срочно позвать обратно, даже посылает за ними своего сына-подростка. Оказывается, начинается стремительный прилив, и совсем скоро эти камни уйдут под воду. К счастью, дети успевают выскочить на берег.

Наш кемпинг расположен под высокими деревьями, и в их листве живут любопытные звери — маленькие хамелеоны. Один из них легко идет Мишке в руки и с умильной улыбочкой ползает по нему, хватаясь за пальцы своими удивительными двупалыми лапками. При взгляде на этот портрет приходят на ум слова мальчика Уно: Ишь, набрались-то — глаза в разные стороны смотрят!

Папа гордо разгуливает в обновке.

Пожилой общительный бербер на ресепшне кемпинга очень удивляется и радуется, узнав, что мы из России, говорит, что первый раз видит русских.

Купаемся на пляже в заливе около кемпинга. Удивительно, вода опять теплая, даже там, где залив выходит в открытый океан, волны не приносят холода.

Думали проехать через Касабланку, но она оказывается огромным  мегаполисом со сложным запутанным движением, на въезд стоит плотная пробка, так что выбираемся на окружную и едем дальше, в сторону города Эль Джадида.

Одна из достопримечательностей Эль Джадиды — подземная цистерна для сбора воды, построенная португальцами. Похожа на ту, что мы видели в прошлом году в Стамбуле, но поменьше. Разветвляющиеся вверху колонны отражаются в воде, через отверстия в потолке падают столбы солнечного света.

Проходим через медину к морским воротам, за ними встречаем какую-то непонятную громогласную процессию.

Пора перекусить, и мы находим рыбный ресторанчик, где нам подают огромные тарелки свежевыловленной жареной рыбы, креветок и кальмаров. Мы всегда стараемся выбирать такие кафе, где едят местные, так вкуснее, дешевле и интереснее. Но здесь даже вилок не дают: все едят руками. Обучаемся местной манере подносить еду ко рту только правой рукой, т.к. левая считается нечистой.

Долго едем вдоль побережья до города Эс Сувейра. Хотели посмотреть его на закате, но не успеваем, заходим в медину уже в полной темноте. Тут в самом разгаре вечернее гуляние. В Эс Сувейре особое настроение — это туристический приморский город творческой богемы и хиппи. На базаре кроме лавочек с едой, одеждой и специями — множество магазинчиков, где продают картины, украшения и разные изящные безделушки. Среди гуляющей публики много европейцев. 

Выходим на набережную вдоль длинного мыса, ведущего к порту.

На площади перед морскими воротами —  длинные прилавки с разнообразными рыбами, креветками и омарами, их тут же предлагают зажарить и отведать. Мы, к сожалению, не готовы к этому после плотного рыбного обеда в Эль Джадиде, но долго разглядываем и акулу, и рыбу-меч, и громадных крабов, и длинноусых креветок.

Несмотря на поздний час, торопимся дальше: завтра воскресенье, и мы хотим доехать до Агадира, где, как мы читали, вроде бы есть православный храм. Горная серпантинная дорога оказывается трудной, но папа героически доруливает до Агадира, где поселяемся в отельчике «Рияд», что значит «сад». Действительно, здесь есть и зеленый внутренний дворик, и сад на крыше, откуда мы любуемся ночным городом под бутылочку еще португальского портвейна.

Встав пораньше, отправляемся искать храм. Находим для начала католическую церковь, где рассчитываем узнать адрес православной. Но пожилой патер разводит руками: оказывается, это вообще единственный христианский храм южнее Касабланки. Он никак не поймет, почему же мы не хотим пойти на его мессу, тем более что вокруг алтаря у него висят настоящие православные иконы. Он объясняет, что в Агадире много русских женщин, которые вышли замуж за марокканцев, и им приятно, что в храме такие иконы. Долго расспрашивает нас, в каком отеле мы живем и как вообще сюда попали, и когда наконец уясняет, что мы путешествуем на своей машине, понимающе кивает: «Ah, you are crazy!»

Гуляем по Агадиру. Город совершенно новый, был практически заново отстроен после землетрясения 1960 года. Несколько раз слышим на улице русскую речь (впервые за 2 недели) — видимо, сюда организуются дешевые пляжные туры из России.

Громадный песчаный пляж тянется на много километров, и народу везде — как в Сочи. Нас уже почти не удивляет, что вода теплая. К полудню солнце разгоняет туман, обычный по утрам в этих местах, так что загораем и купаемся в свое удовольствие, хоть на пляже и тесновато. 

В середине дня выезжаем из Агадира дальше на юг. Теперь перед нами дальний путь через пустыню — хотим попасть в городок Дахла на юге Западной Сахары, недалеко от границы с Мавританией, где проходит линия северного тропика.

В городке Гуэльмин заезжаем посмотреть верблюжий рынок — в огороженном высокой стеной дворе стоят кучками верблюды, а поодаль прохаживаются колоритные продавцы и покупатели  и ведут неторопливый торг.

Начинаются совсем дикие, необитаемые места. Дорога идет вдоль берега океана по каменистой, без песка, пустыне с жесткими пучками травы, которую кое-где едят верблюды. Иногда они не торопясь переходят шоссе, приходится останавливаться, чтобы их пропустить.

Еще часто останавливают движение полицейские, то и дело проверяющие паспорта: эти места считаются зоной военных действий. Непонятно только, кто, с кем и из-за чего тут может воевать — населения практически нет, кроме горстки мавров и бедуинов, а земля — бесплодная пустыня.

В сумерках останавливаемся у русла впадающей в океан речки — в ее широком устье большая стая розовых фламинго.

В погоне за фламинго машина съезжает с дороги таким образом, что одно ее колесо буквально висит в воздухе, но три оставшихся успешно выгребают из песка.

Останавливаемся на ночлег в деревушке Тарфая в крохотных каморках единственного на всю округу отельчика. Здесь, в этой пыльной деревеньке на краю пустыни впервые остро возникает ощущение, что мы действительно совсем далеко от дома, как в другом мире.

В Тарфае, бывшем Кап Джуби, раньше была база французской авиации, и сейчас здесь стоит памятник Экзюпери — железный старинный самолетик среди песчаных дюн.

На берегу — жилища местных, напоминающие сараи, но со спутниковыми тарелками.

Сразу после Тарфаи — условная граница с Западной Сахарой.

Западная Сахара — пустыня, тропик Рака, Дахла

Все эти места точно описаны Экзюпери, но когда просто читаешь, это довольно трудно себе представить. И вот видим его пустыню своими глазами. Проезжаем невысокие каменные плоскогорья между Кап Джуби и Сиснеросом (теперь Дахла), где он собирал метеориты. Где-то здесь, среди песчаных дюн, упал на нашу планету Маленький Принц.

 Это, по-моему, самое красивое и самое печальное место на свете. …
        Всмотритесь внимательней, чтобы непременно узнать это место, если когда-нибудь вы попадете в Африку, в пустыню. Если вам случится тут проезжать, заклинаю вас, не спешите, помедлите немного под этой звездой! И если к вам подойдет маленький мальчик с золотыми волосами, если он будет звонко смеяться и ничего не ответит на ваши вопросы, вы, уж конечно, догадаетесь, кто он такой. Тогда — очень прошу вас! — не забудьте утешить меня в моей печали. Скорей напишите мне, что он вернулся…

Проезжаем Лааюн, военизированный городок, весь за заборами и колючей проволокой. По дороге нас часто останавливают полицейские для проверки паспортов и почему-то неукоснительно задают вопрос о наших профессиях. Помня горький опыт в Сирии, нигде не упоминаем телевидение, папа называет себя «manager», а мама — «nurse», это всех полностью устраивает.

Едем все время вдоль океана, останавливаемся передохнуть, подходим к высокому берегу и видим, как Африка обрывается в Атлантику. Черные скалы нависают над обрывом, внизу — недоступные чудесные песчаные пляжики, на которых никто никогда не купается.

Впрочем, если бы даже и добраться туда, купаться бы не очень захотелось — с океана дует сильнейший холодный ветер. Как ни странно, в пустыне совсем не жарко, несмотря на яркое солнце. Вообще, пустыня интересна именно тем, что здесь, как сказано в книжке «Вольная Африка», ничего нет: растительности нет, животных нет, оазисов нет, только песок и каменистая голая равнина, обрывающаяся внезапно к океану.

Подъезжаем к повороту на город Дахла, расположенный на длинном тонком полуострове, но туда пока не сворачиваем, продолжаем двигаться на юг. Наша цель — линия северного тропика, мы не знаем, будет ли она отмечена каким-нибудь знаком, поэтому следим по навигатору за изменением широты. И вот — наконец — табличка «Tropic of Cancer», она неказиста и исписана разными каракулями.

Добавляем хулиганскую второшкольную надпись о Круке, фотографируемся, собираем камушки и травки на память. Вот и самая дальняя точка нашего путешествия. Уже совсем недалеко граница с Мавританией, а там дальше и Сенегал, и прочие Кения с Танзанией, но увы — детям надо в школу, а папе с мамой на работу. Так что разворачиваемся и едем в сторону далекого дома. Всю дорогу маленький компас на зеркале заднего вида показывал юг и юго-запад, а теперь будет только север и северо-восток.

Возвращаемся к повороту на Дахлу.

На подъезде к Дахле — огромный залив, полный кайт-серфингистов, им тут раздолье, потому что сильные ветра никогда не прекращаются.

В сумерках въезжаем в Дахлу и остаемся тут на ночевку в отельчике с видом на широкую торговую площадь.

Выходя на прогулку, надеваем теплые свитера, а многие местные ходят а настоящих пальто. Удивительно — в самой южной точке нашего путешествия холоднее всего!

Дахла — довольно большой, на удивление чистый город с красивой набережной, по которой, правда, никто не гуляет, т.к. здесь страшный ветер. Все обычное вечернее гуляние происходит на внутренних улицах и площади, где стоит наш отель. Непонятно, чем тут живет многочисленное население и за счет чего город такой чистый и современный. Есть, конечно, туристы — кайт-серферы, но их явно недостаточно, чтобы содержать такой город. Видимо, тут какие-то военные дела — вдалеке на рейде видны большие корабли.

За ужином в ресторанчике на набережной открываем для себя замечательный напиток — банановый сок, тут он похож на молочный коктейль, но еще вкуснее. Дети употребляют по 2 стакана.

Встаем пораньше, быстренько собираемся — сегодня нам  предстоит долгий обратный путь через пустыню. Позавтракав банановым соком со свежими булочками, отправляемся.

Весь день едем, едем, едем без остановки по пустыне. Казалось бы, зачем нас сюда занесло, смотреть-то нечего. Но только тут, в пустыне, возникает удивительное чувство полной оторванности от всего привычного — ощущение другой земли, другого мира.

Всю дорогу в лоб дует сильный ветер, и это непредсказуемо увеличивает расход бензина. Всерьез боимся не дотянуть до очередной заправки. На своей шкуре чувствуем описанные Экзюпери приключения летчика, у которого кончается над морем топливо неподалеку от Сиснероса. Ветер не только тратит бензин, но и заносит нас песком: по асфальту стелется песчаная поземка, кое-где наметая настоящие дюны через дорогу. Боимся песчаной бури, но без этого все же обходится. На датчике бензина давно ноль, едем без кондиционера, на экономной скорости 90 км в час и — слава Богу! — на последних каплях дотягиваем до Буждура. 

Вскоре пересекаем границу с Марокко.

Марокко на обратном пути — Айн Бенхадду, Марракеш, водопад Узуд, Фес, Мекнес, Волюбилис

Останавливаемся перекусить в Тан Тане, где с высоких слоистых скал ловят рыбу и тут же готовят из нее тажин — национальное марокканское блюдо, жаркое в горшочках с высокой крышкой. 

Мама ненадолго подменяет папу за рулем, с наступлением темноты он ведет дальше. Немного не доезжая Агадира, сворачиваем к востоку, едем теперь в сторону города Варзазат, смотреть берберские крепости и горы Высокого Атласа. Проехали за день около 1200 км. На трассе видим указатель на отель, темная дорожка выводит нас через какие-то помойки и заросли камыша к настоящему дворцу. Долго стучим в темные ворота, наконец появляется заспанный хозяин и впускает нас в по-европейски чистенький номер, выходящий на сад с бассейном. Как же мы соскучились по благам цивилизации — кондиционеру и настоящему унитазу! Казалось, что сил уже совсем нет, но сон вдруг рассеивается, когда, переложив спящих детей из машины, мы садимся ужинать в саду под пальмой. Долго наблюдаем за забавной жабой, которая ловит комаров на цветной изразцовой плитке дорожек. 

С утра дети плещутся в голубом бассейне, а мама с папой гуляют в саду, где выставлены разные старинные сельскохозяйственные штуки, например, пресс для оливок.

Дорога на Варзазат живописна и разнообразна. Сначала она петляет между рощиц аргании. Из этого деревца добывают ценное масло, которое используют и в кулинарии, и в косметологии. Плоды и побеги аргании очень нравятся козам, которые залезают прямо на деревья и объедают густую листву.

Дорожка постепенно забирается все выше, и вот вокруг — красноватые голые скалы.

Между ними кое-где — пальмовые оазисы в русле речки. Останавливаемся посмотреть, как устроен оазис: здесь сложная система оросительных каналов, которые попеременно перекрываются глиняными пробками. На разных уровнях — грядки для разных овощей и деревьев.

Проезжаем плантации шафрана — везде продаются приправы и шафрановый чай.

Минуем городок Варзазат и идем смотреть касбу Таурирт — это старинная крепость берберов, исконного населения Атласских гор. Мощная глинобитная крепость из темных саманных кирпичей с торчащей соломой, украшенная грубоватыми рельефными узорами, производит впечатление какой-то первобытной дикости. 

Внутри — переплетение коридорчиков, лесенок, каморок с такими же темными грубыми стенами и соломенными потолками. Только наверху — беленые помещения с изящными арабскими украшениями.

  

Неподалеку от касбы — старинное берберское поселение Айн Бенхадду. Весь склон горы залеплен глинобитными стенами с рельефными узорами, башнями, зубчатыми стенами. 

Деревня и сейчас обитаема, рассматриваем осликов, коров и овец, лазаем по пустым жилищам с башенками.

Заходим в один дом, где продаются ковры. Симпатичный берберский парнишка с молодой женой угощают нас мятным чаем и читают целую лекцию о символике изображаемых на коврах узоров и о способах окраски шерсти.

Нам больше всего нравятся ковры со зверюшками, хотя козы тут похожи скорее на улиток. Прицениваемся, но ковры оказываются очень дорогими, а торговаться мы не особо умеем, так что уходим с пустыми руками. 

Долго любуемся розовыми в закатном свете фасадами Айн Бенхадду, дожидаемся того, что в аистово гнездо на вершине одной из башен прилетают хозяева.

В сумерках выезжаем в сторону перевала в горах Высокого Атласа, но ночью по этой дороге лучше не ездить, так что вскоре останавливаемся на ночевку в придорожном отеле. Когда мама пытается поставить на зарядку батарейки от фотоаппарата, внезапно вырубается свет. Оказывается, что здесь нет центрального электричества, этот отель освещается от солнечных батарей. 

С утра отправляемся по серпантинной горной дороге в сторону Марракеша через перевал Тизин Тишка. Дорога не такая уж и трудная, как мы ожидали, но очень живописная. Открываются виды на красные острые скалы и лепящиеся по их склонам берберские деревушки с соломенными крышами.

Повсюду вдоль дороги прилавки, где продают местные окаменелости и минералы. Останавливаемся посмотреть поближе и, конечно, не можем уйти без покупок.

Больше всего нам нравятся вулканические камни, которые снаружи выглядят как обыкновенные булыжники, но разломлены пополам, и когда разнимаешь две такие половинки, видно, что внутри они полые и выстланы прозрачными или белыми кристаллами. 

Покупаем несколько таких камней для подарков и лезем дальше, на перевал.

Вскоре въезжаем в Марракеш. Выйдя из машины, первый раз по-настоящему ощущаем, что мы в Африке — такая жара! На севере Марокко и в горах было совсем не жарко, в пустыне — вообще холод, а тут, на юге и вдали от побережья жара чувствуется вовсю. Покупаем побольше ледяной воды, которую приходится то и дело лить детям на голову, и отправляемся гулять по Марракешу. 

Выходим к центральной площади Джемаа эль Фна, где полно всяких заклинателей змей, дрессированных обезьянок и зевак.

Любопытно, но фотографировать практически невозможно, т.к. тут же налетает толпа попрошаек с требованием денег. Это, к сожалению, вообще очень характерно для Марокко — все за всё постоянно хотят денег и активно их выпрашивают, пытаясь показать место для парковки, указать дорогу, навязать свой рассказ о достопримечательностях. Поразительный контраст с внешне похожими странами Ближнего Востока, такими, как Сирия или Иордания, с их исполненным достоинства гостеприимством, где люди, у которых спрашиваешь дорогу, приглашают тебя в гости или тут же бесплатно провожают до нужного места.

Избавившись от назойливых попрошаек, выходим к мечети Кутубия. Она закрыта для немусульман, осматриваем ее снаружи быстренько, т.к. по такой жаре на прямом солнце долго не прогуляешь.

Углубляемся в дебри суков — крытых рынков, занимающих практически все пространство медины. Выбираем подарки — кожаные тапки-бабуши, специи, кускусницу.

Опять заглядываемся на берберские ковры со зверушками, но они все-таки кажутся слишком дорогими, как мы ни пытаемся торговаться.

Выезжаем из Марракеша по дороге на Фес, ведущей через горы Среднего Атласа. Сворачиваем на дорожку, ведущую к водопаду Узуд. Думали заночевать где-нибудь поблизости, но дорожка вдруг превращается в такой головокружительный серпантин по краю пропасти, что немало повидавшей разных дорожек маме становится нехорошо от страха, особенно когда приходится разъезжаться с внезапно появляющимися из-за поворота встречными машинами. Остановиться невозможно, приходится потихоньку двигаться вперед, и так 40 километров. Дети, к счастью, спят сзади. 

Добираемся наконец до поселка рядом с водопадом и обнаруживаем тут кипение марокканской курортной жизни — оживленное вечернее гуляние, неожиданное среди диких пустынных гор. Народу так много, что в единственном цивильном отеле места нам не находится, так что устраиваемся рядом с отдыхающими берберами в кемпинге, который весь засыпан красноватой песчаной пылью. На ужин — жареная рыбка из образованной водопадом речки.

Пока с утра мы вяло копошимся у машины, собирая палатки и рассуждая о том, где может находиться водопад, к нам подходит пожилой симпатичный бербер и предлагает повести нас на прогулку к водопаду и показать много всего интересного, в том числе, обитающих тут диких обезьян. Решаем пойти с ним, т.к. он не похож на обычных попрошаек, а тропу в ущелье мы не знаем. 

Наш провожатый очень мил, похож на сморщенную коричневую обезьянку, говорит медленно и внятно по-французски, мама почти все понимает и переводит детям. Французский язык, однако, извлекается из глубин памяти с трудом — мама обнаруживает, что сказать она почти ничего не может, но тут выручает папа, у которого французский застрял другой половинкой: говорить легко, но почти ничего не понятно. Так на пару и общались с нашим бербером.

Проходим через тенистую оливковую рощу на берегу реки. Оказывается, «узуд» по-берберски — олива, так называется и водопад, и река, и селение. Многие деревья помечены краской разными значками: так отмечают свои деревья семейства, которым они принадлежат. Оливы живут очень долго и передаются по наследству. Вокруг деревьев устроена сложная система полива: канавки закрываются и открываются таким образом, чтобы хватило всем. 

Подходим к площадке, откуда открывается вдруг вид на водопад. Такого мы не ожидали — какой же он громадный! Несколько мощных струй падают с утесов, образуют озера, падают дальше ступенями и наконец далеко внизу превращаются в быструю реку с запрудами и озерами, где купается множество людей, похожих сверху на крохотных муравьишек.

Спускаемся по склону ущелья к реке, тут можно поплавать. По дороге наш проводник показывает глинистые пещеры, в которых берберы скрывались от завоевывавших их арабов, поскольку не хотели принимать мусульманство.

Ожидая, пока мы купаемся, наш бербер закуривает длинную тонкую сигарету со странным запахом — оказывается, это трава, которая тут не запрещена. Вокруг, на глиняных площадочках под пальмами — множество палаток и домиков, в которых живут колоритные хиппи и растаманы, привлеченные, видимо, сюда не только красотой природы, но и доступностью кайфа.

Вдоль русла реки доходим до водопада, обдающего клубами водяной пыли. Ощущение такое, что входишь под кондиционер. Вокруг толпы народу, все купаются в озерцах, играют в мяч, закусывают и катаются на украшенных гирляндами цветов лодочках, которые подвозят к самой стене водопада. 

Отдыхаем тут, попивая апельсиновый сок и подставляя лица под водяную пыль, и лезем наверх по другой стороне ущелья. На середине подъема замечаем какую-то толпу — что там такое? — в кустах сверху и снизу от тропинки сидят обещанные обезьяны! Называются маготы. Приходят сюда покормиться, т.к., конечно, все хотят их чем-нибудь угостить. Они весьма разборчивы: хлеб не берут, снисходят только до печенья.

Выезжаем обратно на трассу по той же серпантинной дорожке, при свете дня она кажется не такой уж и страшной. Едем на Фес через горы Среднего Атласа. Кругом заросли каких-то суккулентов.

Потом начинаются густые кедровые леса, наверное, там тоже везде сидят обезьянки маготы.

На закате въезжаем в Фес, бросаем машину у стен медины и идем гулять по старому городу. Поплутав по лабиринту рынков, выбираемся на главную торговую улицу и разглядываем старинные арабские узоры на стенах и воротах, проталкиваясь сквозь плотную толпу. 

Вечером, к сожалению, большинство интересных зданий, таких, как постоялый двор Фондук Неджарин или старинные медресе, уже закрыты, но можно снаружи разглядеть богато изукрашенные фасады. 

Заглядываем в роскошный мавзолей Мулая, куда пускают только мусульман.

Помимо богатой арабской резьбы по камню и дереву, многие здания украшены изразцовой плиткой, называемой здесь «зеллидж» — узнаем португальское «азулежуш» и испанское «асулехос». Это искусство свойственно всему западному Средиземноморью.

Выходим из ворот медины с другой стороны — мощные крепостные стены эффектно подсвечены снаружи.

На обратном пути идем опять через рынки. Большинство лавочек уже закрыты за крепкими покрытыми резьбой деревянными дверями, людей совсем немного.

Усомнившись в правильности дороги, пытаемся спросить путь на выход у прохожих, но это приводит только к тому, что налетает толпа вымогателей-помогаек, и все наперебой утверждают, что без них мы непременно заблудимся, и что и впереди, и сзади, и справа, и слева — только тупики. С трудом отделавшись от них, бродим по лабиринту рынка, несколько раз действительно попадая в тупики, но потом все же каким-то чудом вываливаемся за ворота и переводим дух. 

В Фесе, известном искусством выделки кожи, было бы еще интересно посмотреть кварталы дубильщиков и красильщиков, но путеводитель утверждает, что там повсюду стоит сильных запах кож и краски, и дети наотрез отказываются туда идти. Так что едем в находящийся неподалеку Мекнес, быстренько находим подходящий отель и падаем спать.

Придя с утра в медину Мекнеса, поражаемся контрасту со всем тем, что видели до этого — медина совершенно пуста, все лавочки закрыты, хотя обычно все это буквально кишит густой толпой. Оказывается, сегодня первый день рамадана, съестные лавочки и кафешки закрыты до захода солнца, а народ сидит по домам. 

Постепенно некоторые лавочки все же открываются. Оказалось, что мы идем по кварталу портных. Любопытно наблюдать, как изготавливают узорное шитье — отделку для джеллаб. Портной делает стежок, от его иголки тянутся длинные нити, которые его помощники переплетают либо вручную, либо с помощью специальной машинки, потом следующий стежок, и так получается затейливый узор с узелками по вороту, рукавам и подолу одежды.

Заходим в медресе и мавзолеи, долго бродим по ним в полном одиночестве, в свое удовольствие разглядывая узорную резьбу по камню и дереву и растительные изразцовые орнаменты. Нигде нет не только местных, но и туристов, возможно, из-за сильной жары.

Неподалеку от Мекнеса — развалины римского города Волюбилиса. Здесь множество хорошо сохранившихся мозаик, стены домов, арки и колонны главной улицы. 

Тут можно было долго бродить, но уж больно сильно сегодня припекает, +43 в тени! Так что нас вскоре смаривает, и мы торопимся в машину, к спасительному кондиционеру.

Вот и пришла пора нам уезжать из Африки. Берем курс на Танжер, к обратному парому. Покидаем Марокко — такую необычную и разнообразную страну: тут и португальские сине-белые города, и суровая холодная ветреная пустыня, и дикие берберские крепости, и горы с водопадами, и пестрые многолюдные медины. Но мы уже немного соскучились по чистенькой домашней Европе, так что в сумерках радостно загружаемся на паром, и вскоре нас встречают огоньки испанского берега.

Обратный путь — Барселона, немножко Австрии

Едем вдоль побережья, вскоре начинаем поглядывать по сторонам в поисках кемпинга. Здесь курортные роскошные места, и указатели все больше на пятизвездочные отели. Видим наконец вывеску с палаткой и радостно сворачиваем к ней, но кемпинг почему-то закрыт. Остановились мы, однако, очень удачно — сразу за местечком для автомобильной стоянки начинаются заросли густых кустов, через них ведет тропинка прямо на прекрасный пляж. Была-не-была, ставим палатки прямо в кустах, засыпаем под шум океана.

Никто нас ночью не обнаружил, с утра собираем побыстрее палатки и выходим на пляж, по которому взад-вперед прогуливаются отдыхающие из расположенного неподалеку беленького курортного городка Марбелья. Оказывается, это один из самых фешенебельных курортов Испании, где отдыхают телезнаменитости и кинозвезды. Ну что ж, мы тоже телевидению не чужды, вот и сподобились. Пляж тут действительно шикарный — широкий, песчаный, на кромке его — крупные белые цветы, похожие на лилии. Вода совсем теплая.

К полудню с сожалением уезжаем с марбельского пляжа и берем курс на Барселону. Проезжаем андалузские пейзажи — полосатые желто-зеленые горки, исчерченные ровными рядами олив.

Трасса уходит от моря, Гренаду приходится миновать по объездной — совсем не осталось времени! Едем-едем, торопимся весь день, в темноте приближаемся к Барселоне. Километров за 50 до нее было несколько кемпингов, но мы хотим подъехать поближе. Неожиданно обнаруживаем, что кемпингов больше нет, т.к. трасса идет над высоким обрывом вдоль железной дороги. В результате влетаем прямо в город. Пытаемся сунуться в первый попавшийся отель, но вылетаем как ошпаренные — 200 евро за ночь платить совсем не хочется. Обнаруживаем наконец какой-то хостел позадрипаннее, тоже очень дорого, но хоть как-то возможно. Злобный хозяин сдирает полную стоимость проживания за детей (практически во всех местах, где мы останавливались прежде, они жили бесплатно), машину приходится ставить на дорогущую платную стоянку, но мы уже так устали, что нет сил расстраиваться. Падаем спать под гадкое жужжание вентилятора.

С утра едем на метро к собору Саграда Фамилия. Издалека он кажется нам похожим не на архитектурное сооружение, а на какое-то грандиозное природное явление — скальный массив, увитый растениями.

Вблизи можно бесконечно долго рассматривать скульптурные группы и необычные декоративные элементы.

В Барселоне очень хотелось бы задержаться, но на это, увы, совсем не остается времени — вечером нам надо быть в Милане.

Проезжаем вдоль Лазурного берега, по кусочку Испании, потом по Франции. Дорога очень красивая, но трудная: петляет постоянно по туннелям и над обрывами. Темнеет, любуемся дальними огоньками на побережье.

В темноте въезжаем в Милан, идем ночевать к нашей подруге, которая тут живет, и полночи проходит в рассказах о путешествиях.

Все утро проводим в гостях, выбираемся из Милана только к середине дня. Теперь нам надо уже торопиться домой, едем без остановок напрямик через Австрию, любуясь горными видами.

Ночуем в маленьком симпатичном кемпинге в горах. Как же хорошо в Австрии — красивейшие горы, чистота, подстриженные полянки с изумрудной травой, озера. Может быть, если бы приехали сюда прямо из дома, Австрия бы нас так не поразила, но после жаркой дикой Африки она производит сильное впечатление. Жалко, что уже второй раз приходится пролетать ее транзитом. Задумываемся о будущем путешествии по Альпам.

Нам, конечно, надо торопиться домой, но не можем удержаться от искушения и заезжаем искупаться на озеро в горах. В жаркий солнечный день это просто райское место — чистейшее озеро в обрамлении ярко-зеленой стриженой травки, по берегам — разные развлекухи для детей: горки, трамплины, батут. Вода очень теплая, в ней плавают серебристые рыбки. И все бесплатно!

Нежимся тут до середины дня. А потом уже едем, едем, едем домой. Устраиваемся в машине поудобней, папа до утра за рулем. Проезжаем Словакию, вновь поражаясь уродливости архитектуры развитого социализма, петляем по кусочку Чехии, где навигатор вдруг теряет дорогу и долго не может вновь себя обрести, пробираемся по кривым узким польским дорожкам. 

Утром мы на границе, очереди нет, все проходим быстро. Мама садится за руль, папа отдыхает. В России сразу же штрафуют за превышение скорости, первый раз за все путешествие. И к вечеру мы дома!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.