По Армении с рюкзаком — 2018

Август 2018, 15 дней, Ната

Армения представляется просто идеальной страной для небольшого летнего путешествия — красивейшие пейзажи, древние храмы, пешеходные горные маршруты и гостеприимный народ. Но есть одно очень существенное НО — здесь практически нет общественного транспорта. Я планировала походить пешком по горам, поэтому связываться с прокатной машиной не хотелось. Так что я решила тряхнуть стариной, вспомнить юность и попробовать путешествовать автостопом.

Ереван — зоопарк и Каскад

Прилетев в Ереван в середине дня, я быстренько заселяюсь в гостевой дом и отправляюсь первым делом… в зоопарк! Я с детства мечтаю посмотреть на невиданного зверя мацарахоса, о котором рассказывала мне сестра после того, как много лет назад путешествовала по Армении. Это такой небольшой дикобраз, он водится только в местных горах. Раньше на мацарахосов охотились и употребляли их в пищу, а теперь они стали очень редкими.

Разглядываю по дороге симпатичный веселый город из розового туфа.

Но в зоопарке меня ждет разочарование. Сотрудники его изумляются, что я знаю редкое армянское слово «мацарахос», но в один голос утверждают, что такого зверя у них давным-давно нет. Так что, взглянув на оленей и бегемота, отправляюсь гулять по Еревану.

А вот как выглядит загадочный мацарахос — фото из интернета.

Направляюсь к смотровой площадке Каскад — это архитектурный комплекс из лестниц и фонтанов на склоне горы. В парке у его подножия — забавные оригинальные скульптуры.

Каскад — сооружение монументальное, но недостроенное и неухоженное. Рядом с роскошными подсвеченными эскалаторами и модерновыми статуями — котлован с торчащей арматурой, из трещин плитки пробивается трава. Но со смотровых площадок открывается прекрасный вид, вдали угадывается силуэт Арарата.

Закатное солнце делает Ереван еще розовее. В городе полно интересностей, но я оставляю их на потом, прежде всего — в горы!

Языческий храм Гарни, монастырь Гегард, Симфония камней, монастыри Авуц Тар и св.Стефана

Наутро отправляюсь к храму Гарни. Для начала поступаю неспортивно — еду туда на такси, благо это недалеко и недорого. По дороге водитель останавливается, чтобы дать мне возможность полюбоваться окрестностями и силуэтом Арарата, чуть различимого на горизонте.

Гарни — восстановленный из руин языческий храм I в.н.э., напоминающий по форме Парфенон. Вокруг много разных разрушенных построек и фундаментов. кое-где сохранились мозаики.

Место это показалось мне любопытным не столько историческими постройками, сколько окружающими пейзажами. С одной стороны — небольшое плато в форме гитары.

С другой — открывается вид на ущелье со слоистыми вертикальными базальтовыми скалами.

Туда я спущусь позже, а сейчас отправляюсь к расположенному поблизости монастырскому комплексу Гегард. Стоит мне выйти на дорогу и пройти по ней несколько минут, как меня подбирают парень с девушкой, путешествующие на своей машине. В этих местах полно туристов, так что с автостопом проблем нет.

Гегард в переводе значит «копье». Считается, что копье, которым пронзили тело Спасителя на Кресте, было привезено в Армению и хранилось в этом монастыре. Сейчас оно находится в музее Эчмиадзина.

Часть монастырских помещений здесь вырублена в скалах, часть — наружные постройки. Стены изукрашены каменной резьбой — по ним ходят львы, похожие на котов, быки и диковинные птицы.

В длинной галерее внутри скалы разглядываю хачкары — традиционные армянские резные каменные кресты.

В одном из пещерных храмов проходит концерт — девушки поют традиционные многоголосые песнопения.

Оглянувшись напоследок на Гегард, на попутной машине без проблем возвращаюсь обратно к Гарни.

Дальше мне транспорт не нужен — отправляюсь в четырехдневный пеший поход через Гегамское нагорье к озеру Севан.

Спускаюсь на дно ущелья к базальтовым скалам, которые я видела сверху от храма. Подобные вулканические образования я встречала и раньше, в Исландии и на Сицилии, но здесь — это что-то совершенно особенное! Это место называется «Симфония камней» — огромные шестигранные скалы-колонны напоминают трубы громадного органа. Из них состоит целое ущелье длиной в несколько километров.

Забираюсь в пещеру, состоящую из органных труб. Снизу ее потолок из правильных шестигранников напоминает пчелиные соты.

И такими же сотами выстлано дно протекающей здесь речушки.

От прохлады и мощи Симфонии камней не хочется уходить, но мне пора — маршрут я спланировала достаточно интенсивный. Перехожу речку и начинаю длинный изнурительный подъем к Гегамскому нагорью.

Оглядываюсь на храм Гарни и базальтовые скалы.

Вдалеке на холме виднеется силуэт храма Авуц Тар. Когда-то здесь был большой монастырь, сейчас от него остались только руины. Повсюду стоят хачкары.

Забираюсь на горку к храму Авуц Тар. От него осталось немного, но красно-черные руины смотрятся очень эффектно.

Вдали в дымке еще можно разглядеть храм Гарни, где я была утром.

Подъем продолжается, оглядываюсь на Авуц Тар и развалины монастыря сверху.

Солнце клонится к закату, тени удлиняются, мне приходится ускорять шаг, чтобы успеть до темноты выйти к реке. Воды я взяла в обрез, экономлю последние капли. Рядом с заброшенным домом нахожу — ура! — заботливо обихоженный родник, обустроенный тут в память одного из уважаемых местных жителей. Как хорошо отдохнуть тут в тени, помянув его добрым словом!

На закате выхожу к развалинам храма святого Стефана. Сквозь потолок и стены проглядывает небо, но в алтаре стоят иконы и свечи.

Под последними лучами солнца успеваю спуститься к речке, ставлю палатку в лесочке на берегу, устраиваю купание и стирку. Кругом ни души, только чуть звенят вдали овечьи колокольчики.

Озеро Ванк и вишапы, гегамские петроглифы, кратер Аждаак, озеро Акне

Весь следующий день медленно, но верно поднимаюсь по однообразным пустынным холмам на Гегамское плато. Тропинка местами теряется на травянистых нагорьях, иду, придерживаясь нужного направления по навигатору. К середине дня выхожу на грунтовую проезжую дорогу, подъем становится круче. Рядом с дорогой из-под земли местами выбивается бурный подземный ручей, забранный железными решетками.

К вечеру добираюсь до озера Ванк. На его берегах стоят древние каменные изваяния — вишапы. Когда-то они олицетворяли языческие божества, связанные с водными стихиями, и ставились у озер и подземных источников. Позднее они стали ассоциироваться со змеями или драконами (вишап по-армянски значит «дракон»).

Ставлю палатку недалеко от озера. Здесь очень ветрено, укрыться негде, и к вечеру сильно холодает — чувствуется высота. Приходится залезать в спальник прямо в пуховке, но ночью все же подмерзаю. Удивительно — только вчера было так жарко!

На следующий день продолжаю подъем по пустынным нагорьям в направлении вулкана Аждаак. Здесь нет троп, приходится по-прежнему просто держать направление по навигатору. Прохожу одинокий кош, где живут пастухи, оттуда доносится лай. «Осторожно! — кричит мне хозяйка. — Собаки у нас дерзкие!» Обхожу осторожненько дерзких собак и двигаю поскорее дальше.

Помимо вишапов, в этих местах есть другие любопытные древности — петроглифы. По травянистым холмам разбросаны камни, на которых высечены изображения животных и людей, ритуальные и религиозные символы, астрономические знаки. Застреваю тут на несколько часов, выискивая их.

Пейзаж наконец начинает меняться — за однообразными серо-зелеными равнинами встают красные холмы. Это предгорья вулкана Аждаак.

Сворачиваю направо к кратеру, начинается крутой подъем по красным осыпающимся камням. Высота уже приличная, кое-где лежит снег.

На закате выбираюсь к кратеру. В середине его — круглое озеро, а вокруг — море облаков. Говорят, что в солнечную погоду отсюда можно увидеть Арарат. Залезаю на самую высокую точку, где в красных камнях стоит крест.

К вечеру погода проясняется, ветер утихает, ставлю палатку на берегу озера и в полном одиночестве любуюсь красным закатом.

С утра вылезаю на другую сторону кратера, откуда видны удивительные складчатые холмы.

Оглядываюсь напоследок на озеро и спускаюсь с кратера, чтобы продолжить путь в сторону Севана.

Прохожу мимо  озера, которое сверху казалось маленькой капелькой среди складчатых гор.

Снизу видно, как завихряются облака, ударившись о стену Аждаака.

К середине дня добираюсь до озера Акне. Есть еще время и силы, чтобы идти дальше, но я решаю остаться тут на ночевку, отдохнуть в этом прекрасном, пустынном и безмолвном месте. Ставлю не торопясь палатку, брожу вдоль берега, валяюсь на солнышке. Отваживаюсь окунуться, хотя вода просто ледяная.

Езиды, кладбище хачкаров в Норатусе, монастырь Севанаванк, отдых на Севане

На следующий день выбираюсь к обитаемым местам. С утра мимо пробегают табуны лошадей.

Прохожу мимо вагончика, где, видимо, живут пастухи. Из него выходит старичок и что-то кричит мне, активно жестикулируя. Подбегает поближе, и выясняется, что он очень хочет угостить меня кофе. Пытаюсь отказываться, но это оказывается совершенно невозможно, так горячо он меня зазывает. За его спиной появляется бабушка и присоединяется к приглашениям. Понимаю, что это скорее всего езиды, славящиеся своим гостеприимством.

Захожу в их крохотный вагончик, меня торжественно усаживают за стол и ставят на него, видимо, все, что есть — домашний сыр, простоквашу, лепешки, разные варенья и карамельки. Бабушка варит кофе на горелке, и вот старички сидят и любуются, как я уплетаю угощение. Наперебой они рассказывают мне что-то, совершенно не обращая внимания на то, что я не понимаю ни слова. Они тоже не понимают ни по-русски, ни по-английски, но это нам не мешает — жестов и улыбок оказывается вполне достаточно для сердечного разговора.

Прощаясь, попыталась заплатить за угощение, но они и слышать об этом не захотели, а бабушка сунула мне в карман рюкзака остатки лепешки и кусок сыра. Поднимаясь от вагончика на крутой склон холма, долго машу рукой чудесным старичкам-езидам.

Последний на сегодня подъем к храму на вершине холма, и дальше меня ждет долгий спуск в цивилизацию, к поселку Цахкашен.

Выбравшись на асфальт, топаю с полчаса по пустынной дороге, потом меня подбирает парнишка на груженой газели и довозит до поселка Норатус. Здесь на старинном кладбище собрано огромное количество памятников-хачкаров. Большинство из них датируется XIII — XYII веками, а самые древние относятся к Y веку.

Тут более 800 хачкаров. О них рассказывают такую легенду. Однажды армянский царь Гегам с немногочисленным отрядом пришел на это кладбище почтить память одного из своих воевод. К вечеру стало известно, что на них движется большое войско турецкого завоевателя Мелик Шаха. Царь приказал своим воинам снять с себя доспехи и надеть их на хачкары, а сам с небольшой группой всадников встал перед этими камнями. В наступающих сумерках турецким захватчикам представилась страшная картина — царь Гегам во главе огромного войска, которому не видно ни конца, ни края. Турки, приняв камни за воинов, обратились в бегство. Так павшие армянские воины спасли живых.

Кроме крестов-хачкаров, тут есть каменные надгробия, на которых вырезаны целые сюжеты.

Тут можно бродить часами, разглядывая искусную каменную резьбу. В середине дня спохватываюсь, что мне пора, выбираюсь через мост на окраину поселка, поднимаюсь к трассе. Здесь пришлось подождать машину, но наконец меня подбирает старенький жигуленок. Водитель его, простецкий мужичок средних лет, при полном параде, в белоснежной рубашке, едет в дальний путь — на митинг, который сегодня вечером должен состояться в Ереване. Тут все активно поддерживают новое правительство.

Дорога идет вдоль берега Севана, но мужичок так горячо рассказывает о политических новостях в Армении, что я не успеваю отвлекаться на красивые виды. На повороте к Еревану приходится вылезать, но движение здесь оживленное, и тут же останавливается следующая машина. В два счета я долетаю до поворота на Севанаванк, оставляю рюкзак в магазинчике у трассы  и налегке топаю к монастырю.

Монастырь расположен на живописном мысу, вокруг прекрасные виды, но уж больно много тут народу! Очень туристическое место.

Поднимаюсь на вершину холма, к смотровой площадке.

День клонится к вечеру, а мне еще нужно добраться на другой берег Севана. На стоянке у монастыря разговорилась с пожилой парой, путешествующей на своей машине, они готовы подвезти меня. Тормознув у магазинчика, где дожидается мой рюкзак, доезжаем до развилки, где главная дорога уходит на Дилижан. Вылезаю и долго жду попутку — на другой стороне Севана народу мало, там только несколько небольших поселков. Наконец — ура! — останавливается мужичок, который едет на турбазу, туда-то мне и надо!

Турбаза просто отличная — тут есть удобные места для палаток, чистый душ и туалет, хорошо работает wi-fi, и народу совсем немного — основная часть домов отдыха и турбаз находится на другом берегу. Решаю устроить себе отдых после похода и остаться тут на две ночи. Ставлю палатку в сосновом лесу, на закате плаваю в прохладном озере, вечером иду в ресторанчик полакомиться местной рыбкой.

Ночью начинается сильная гроза, но моя палатка хорошо держит дождь, а утром яркое солнце быстро высушивает все вокруг. Весь следующий день блаженно ленюсь на берегу, выбираюсь только в ближайший магазинчик купить помидоров и персиков.

Монастыри Гошаванк и Агарцин, памятник армянскому алфавиту, восхождение на Арагац, крепость Амберд, гостевой дом Мачанец

На следующее утро мне везет — стоит выйти на трассу, как меня подбирает импозантный молодой человек на роскошной машине  до Дилижана (откуда он взялся в этой глуши, такой шикарный?), а потом, почти сразу, — веселое многодетное семейство на микроавтобусе, которое едет почти туда, куда мне надо, в сторону монастыря Гошаванк. На повороте к монастырю вылезаю, и пару километров приходится пройти вверх. Пейзаж вокруг совершенно изменился, кругом холмы и ущелья, покрытые густым влажным лесом.

В Гошаванке находится знаменитый хачкар, который считается самым искусно вырезанным в Армении. Его каменное кружево просто поразительно!

Погуляв по монастырю, спускаюсь к основной дороге. Меня подбирает молодая пара, они едут на расположенное неподалеку горное озеро Парз, рассказывают, как там хорошо отдыхать, и зовут поехать с ними. Но я уже наотдыхалась на Севане, хочется двигать дальше, так что вылезаю на повороте к монастырю Агарцин и топаю вверх по серпантинной дороге, вьющейся по густому высокому лесу.

Монастырь Агарцин — не только красивое, но и очень душевное место, несмотря на обилие туристов. Он хорош с разных ракурсов.

Погуляв по монастырю, выбираюсь к смотровой площадке неподалеку, в густом лесу. Здесь какая-то удивительная тишина и спокойствие, ощущение остановившегося времени, какое бывает у меня только в высоких горах. Птицы медленно парят над ущельем, тоже как будто остановившись в воздухе.

Не торопясь иду обратно вниз по серпантинной дороге, поглядывая по сторонам в поисках места для ночлега. Вдоль дороги оборудовано много удобных стоянок со столиками и кострищами, но они все заняты.

От одной из них меня окликают — тут шумная многолюдная армянская семья празднует день рождения дедушки почтенного возраста. Меня усаживают за стол и угощают, чего тут только нет — шашлык, сыры, разнообразнейшие баклажанно-ореховые закуски, и стопочку, конечно, наливают. Пью за здоровье дедушки, потом молодежь пляшет, а родственники постарше затягивают песни на много голосов. Вечереет,  уже совсем пора искать место для ночлега, но меня все не отпускают из-за стола.

В сумерках, еще и еще раз пожелав дедушке многих лет в добром здравии и распрощавшись с гостеприимным семейством, в совершенно благостном расположении духа выбираюсь наконец обратно на дорогу. Тут уж не до поисков удобного места, сворачиваю на первую попавшуюся полянку и ставлю палатку под высоким раскидистым деревом рядом с ручейком.

С утра пораньше быстренько сбегаю вниз по серпантину, местный парнишка подвозит меня до Дилижана и высаживает у забавного памятника героям фильма «Мимино».

На развилке приходится довольно долго ждать машину в нужную сторону. Рядом со мной голосует еще парнишка с ярким рюкзаком — оказывается, он швед, путешествует уже несколько месяцев, приехал автостопом из Стокгольма. Наконец нас обоих подбирает пожилой армянин на хорошей машине. Он свободно говорит по-английски, и всю дорогу мы втроем болтаем о путешествиях. Проезжаем села Лермонтово и Фиолетово, где живут молокане русского происхождения. Здесь было бы интересно побывать, но жалко покидать хорошую машину, так что еду дальше, до Ванадзора. Здесь прощаюсь со шведом, он едет на север Армении, выхожу на трассу на окраине и ловлю удачный грузовичок, он довезет меня до нужной точки.

Недалеко от подножия вулкана Арагац, прямо на трассе, находится странное, но любопытное место — памятник армянскому алфавиту и Месропу Маштоцу, его создателю. По пустынному плоскогорью разбросаны тут и там вырезанные из туфа огромные буквы и статуи великих армянских мыслителей. Не могу сказать, что это выглядит гармонично, но то, как армяне дорожат своей письменностью и культурой, вызывает уважение.

Собираясь в это путешествие, я думала выучить армянский алфавит, но терпения не хватило. Брожу между букв, пытаясь опознать хотя бы некоторые.

И снова рюкзак на плечо, топаю по направлению к самой высокой точке Армении — горе Арагац. Движения тут почти нет, и мне приходится отмахать по шоссе пару часов, пока меня не подбирает экскурсионный автобус, направляющийся к местной достопримечательности — крепости Амберд. Но мне пока туда не надо, так что вскоре на повороте приходится вылезать и топать дальше.

Несколько часов изнурительного подъема по однообразным пустынным нагорьям начинают приводить меня в уныние, но вдруг приходит неожиданное утешение. От пастушьей хижинки доносится лай собаки, оттуда выскакивает мужичок и призывно машет мне. «Кофе, кофе!» — кричит он. Ура, это опять гостеприимный езид. Точно так же, как старички на Гегамском нагорье, он угощает меня всем, чем может — варит кофе и ставит на стол сыр, лепешки и карамельки. Все это время он бойко и горячо тараторит что-то на своем неведомом языке, а я киваю и улыбаюсь. Деньги за угощение он, конечно же, с негодованием отвергает, а на прощание вдруг достает с дальней полки и протягивает мне роскошный сочный персик. Спасибо, дорогой друг, пусть ты всегда будешь так же бодр и радостен в твоей затерянной в горах хижинке!

После этой встречи от моего уныния не остается и следа, лезу бодренько дальше,  вскоре меня подбирает пожилая армянская пара и довозит до озера Кари, которое лежит у подножия вулкана Арагац.

Ставлю палатку на берегу, вечером иду прогуляться вдоль озера. Днем здесь бывает много народу — туристы приезжают пообедать в ресторане с видом на вулкан, но сейчас одинокий вишап,  заброшенный поселок на другом берегу и звенящая тишина создают ощущение полной оторванности от мира.

Наутро встаю пораньше, меня ждет восхождение на вершину. Арагац — вулкан с кратером, по сторонам которого находятся четыре вершины, и полный маршрут включает восхождение на все: подъем на первую вершину на краю, спуск в кратер, подъем на противоположную сторону и обход трех оставшихся. Этот путь слишком сложен для меня, так что полезу только на первую, ближайшую Южную вершину.

Погода не очень радует — снизу поднимаются облака, летят низкие рваные тучи, но среди них иногда проглядывает солнышко, так что надеюсь все же что-нибудь увидеть сверху. Поднявшись к метеостанции, оставляю тут большую часть вещей, беру только рюкзак с водой и одеждой и налегке лезу дальше по травянистому склону, который вскоре превращается в каменистую осыпь.

Наверху, увы, сплошные облака, налетающие рваными клочьями.

Отдыхаю у каменных пирамидок и креста на Южной вершине. Вдруг — ура! — облака разлетаются, и на несколько мгновений открывается вид на разноцветный кратер и  другие вершины.

Равнина внизу вся затянута облаками, но стоит мне спуститься к озеру, как погода проясняется.

Забираю вещи на метеостанции, набиваю опять рюкзак и топаю вниз. Довольно скоро меня подбирает компания туристов, которые приезжали в ресторан на озере, а сейчас направляются прямо туда, куда мне надо — в крепость Амберд.

От замка YII века сейчас тут мало то осталось, но виды вокруг впечатляющие. На заднем плане — храм Ваграмашен XI века.

Долго пыталась найти короткий путь через ущелье, но заросшая колючками тропинка приводит меня к обрыву. Так что выбираюсь обратно на асфальт и сажусь на обочине ждать попутку.

К вечеру туристов уже мало, так что куковала тут долго. Наконец останавливается грузовичок, в кабине места нет, но меня пускают в брезентовый кузов. В компании громыхающих пыльных досок долго петляем по серпантину, выбираемся наконец на трассу, на повороте я вылезаю и сразу же ловлю машину до Вагаршапата.

Пора отдохнуть от бродячей жизни в палатке, и я нахожу по maps.me гостевой дом под названием Мачанец. Это оказывается удивительное место — тут не столько гостиница, сколько культурный центр. Хозяин его, художник и основатель театра кукол, увлеченно рассказывает о своей деятельности  — художественной галерее, музее ремесел, школе живописи и кукольных спектаклях.

Меня давно ждут горячий душ и вкусный ужин, но я все не могу оторваться от разглядывания разных забавных штучек во внутреннем дворике и трогательных картин.

Отмылась в душе, устроила стирку, просушила отсыревшую палатку — благодать!

Эчмиадзин, храмы св.Гаяне и св.Рипсиме, Звартноц, монастыри Хор Вирап и Нораванк

Наутро, оставив рюкзак в гостевом доме, первым делом отправляюсь к монастырю.

Эчмиадзин, он же Вагаршапат — исторический центр армянской апостольской церкви. В монастыре Эчмиадзин находится резиденция католикоса, кафедральный собор, учебные заведения.

Тут много современных строений, жизнь кипит, проходит какая-то богословская конференция. Кафедральный собор 303 г., перестроенный в YII в., сейчас, к сожалению, закрыт на реконструкцию и затянут строительной сеткой. Рядом — древний храм св. Гаяне, он был построен в 630 г. и сохранился до наших дней практически без изменений.

А поблизости — оригинальный  храм современной постройки.

В окрестностях Вагаршапата есть еще два интересных древних храма, но своим ходом туда сложно добраться, так что еду на такси.

Храм св. Рипсиме был построен в 618 г. на том месте, где была замучена и убита святая. Он пережил землетрясение и сохранился до нашего времени практически в первозданном виде. В этом году ему исполняется 1400 лет.

А от древнего храма Звартноц, который был построен примерно в то же время, остались только руины. Сейчас здесь целый археологический комплекс, идет реконструкция, но очевидно, что большинство колонн и плит изготовлены заново. Храм представлял собой внушительное трехъярусное сооружение, сейчас восстановлен только первый ярус.

Вокруг храма — развалины жилых и хозяйственных построек.

Вернувшись в гостевой дом, тепло прощаюсь с гостеприимным художником, рюкзак на плечо и дальше в путь.

В этот день мне не очень везет с автостопом, попадаются только локальные машины, которые едут совсем недалеко. Но лучше ехать, чем стоять, и в несколько приемов я добираюсь до села Покр Веди, откуда ведет дорожка к монастырю Хор Вирап.

Километров 5 до монастыря прохожу пешком, пытаясь сделать фото, которое миллион раз видела на открытках, «визитную карточку Армении» —  храм на фоне заснеженного Арарата. Но в середине дня даже в ясную погоду Арарат прячется в дымке, так что виден, увы, только его голубоватый силуэт.

Хор Вирап — один из самых почитаемых монастырей в Армении, здесь множество паломников.

Название монастыря в переводе с армянского означает «глубокая яма». Здесь в подземной тюрьме царь Трдат много лет держал в заточении святого Григория Просветителя, до того, как сам обратился в христианство и сделал эту религию государственной.

В часовне расположен вход в подземелье, по узкой длинной лестнице можно спуститься в глубокую яму, где был заточен святой Григорий.

На холме над монастырем — смотровая площадка, откуда открываются отличные виды. Совсем близко идет линия колючей проволоки — это граница с Турцией. Арарат все так же безнадежно прячется в дымке и облаках.

Возвращаюсь пешочком на трассу и вскоре с веселым парнишкой на газели удачно уезжаю в дальний путь, до поворота к монастырю Нораванк.

К монастырю ведет извилистая дорожка по глубокому ущелью из красноватых скал. Идти неблизко, 8 километров, но я шагаю с удовольствием — жары уже нет, идти очень приятно.

Вдруг высоко на скале замечаю какое-то белое пятно, на дороге вокруг столпилась куча машин. По скале лезет… невеста в свадебном платье, обвязанная страховкой, а за ней жених в костюме! Вот как празднуют свадьбу настоящие альпинисты!

Помахав рукой бравым молодоженам, топаю дальше. Дорога плавно поднимается вверх, вокруг очень красиво, по сторонам ущелья виднеются пещеры и причудливые красноватые скалы.

Рядом тормозит машина, меня предлагают подвезти два дяденьки из Германии, которые путешествуют на своем автомобиле, приехали сюда прямо из Берлина. Тот, что помоложе, говорит по-английски, сразу завязывается беседа о путешествиях, но поболтать от души не удается — впереди на горке уже видны купола монастыря.

Нораванк в переводе с армянского значит «новый монастырь», но новый по местным понятиям — это XIII век. Народу вокруг немного, освещенный закатным солнцем храм на фоне красно-рыжих скал — незабываемое зрелище.

Внутрь ведет узкая каменная лесенка без перил, взобраться по которой — целое приключение.

Оглянувшись на монастырь, отправляюсь в обратный путь вниз по ущелью.

Вскоре меня догоняют общительные немцы на своей машине, предлагают подвезти, но мне хочется полюбоваться ущельем на закате, так что машу им на прощание и продолжаю путь.

В сумерках ставлю палатку у речки недалеко от выхода на трассу.

Канатная дорога, монастырь Татев, травертиновая пещера, пещерные города Хндзореск и Горис

С утра, выбравшись на трассу, сразу ловлю машину в сторону Татева. Веселый молодой парень едет к друзьям на озеро Джермук, по дороге рассказывает о своей семье и хвастается фотографиями красавицы-дочки. Дорога петляет по серпантину, но он лихо рулит локтем и коленкой, при этом горячо жестикулируя и демонстрируя мне телефон с фотками, так что получаю немало острых ощущений. На повороте к Джермуку вылезаю, и вскоре меня подбирает микроавтобус с туристами прямо до поселка Алидзор.

Захожу в лавочку купить перекус в дорогу и наблюдаю, как пекут армянский лаваш.

В Алидзоре находится станция канатной дороги «Крылья Татева». Эта самая длинная в мире пассажирская канатная дорога длиной почти 6 км идет над ущельем Воротан к Татевскому монастырю. Удовольствие не из дешевых, но возможность полюбоваться головокружительными извивами серпантина того стоит. Кабинка идет всего 12 минут, а путь через ущелье на автомобиле по серпантину занимает 40 минут. Обратно мне предстоит преодолеть этот путь пешком — интересно, сколько это займет?

Отправляюсь смотреть Татевский монастырь. Обратила внимание, что когда я захожу в очередной монастырь, он кажется мне самым красивым, а следующий потом оказывается еще краше. Вот вчера мне казалось, что лучше Нораванка нет, но Татев ничуть ему не уступает! И все они такие разные.

Со смотровой площадки над монастырем не хочется уходить. Сбросив рюкзак, блаженно валялась целый час на травке.

Собравшись наконец с силами, отправляюсь в обратный путь по тропе через ущелье. В густом лесу полно ежевики.

Отдыхаю у затерянных в траве хачкаров, наблюдая, как на ущелье постепенно наползает тень. Сквозь ветви деревьев проглядывают развалины старинного монастыря.

В развалинах обнаруживается действующий храм, родник и маленький огородик. Здесь живет священник, он рассказывает мне, как служит ежедневно в пустом заброшенном храме.

Отдохнув у гостеприимного батюшки, лезу вверх по ущелью вдоль реки. В сумерках ставлю палатку невдалеке от выхода на шоссе.

Наутро тропинка вдоль ущелья выводит меня к так называемому Чертову мосту — это естественный мост, образованный самой природой, где река Воротан протекает под каменной аркой. Сфотографировать это, увы, практически невозможно, потому что нет удобной точки для съемки, так что вот просто вид на ущелье.

Рядом находятся горячие источники с оборудованными бассейнами для купания.

Я читала, что дальше есть какая-то загадочная травертиновая пещера с теплой водой, но как туда попасть, пока непонятно. Спрятав рюкзак в кустах, иду вперед по узенькой тропинке, которая вскоре упирается в отвесный обрыв. Вниз ведет хлипкая лесенка, которая выводит меня на скользкие камни, по ним течет ручей. Разуваюсь, вешаю ботинки на шею и кое-как босиком съезжаю по камням к речке, пытаясь не думать о том, как буду выбираться обратно. Речка течет прямо в пещеру. Отступать уже поздно, так что по пояс в воде, а потом и вплавь, держа над головой сумочку с телефоном, добираюсь до второй пещеры.

Это что-то невероятное, и опасный путь стоило преодолеть! Разноцветные травертиновые бассейны с теплой водой, сосульки-сталактиты, журчание ручейков, лучи солнца у входа, и ни души вокруг.

Долго нежилась в теплой воде, переползая из одной ванны в другую. А обратный путь оказался на удивление легким — не успев испугаться, уже выбралась по скользкой лесенке наверх. Но все же не советовала бы лазить тут в одиночку.

Выбравшись к асфальтовой дороге, топаю вверх под жарким солнцем. Вскоре меня подбирают два молодых парнишки, подбрасывают до трассы, следующая машина довозит до города Горис.

Нахожу гостевой дом, заселяюсь и расспрашиваю хозяйку о том, как можно будет отсюда выбраться обратно в Ереван. Оказывается, туда ходит автобус, хозяйка тут же звонит по одной ей известному номеру и договаривается, что мне оставят место на завтрашний рейс. (Я найти в сети информацию о таком автобусе не смогла).  Ну что ж, с автостопом на этот раз покончено. Этот опыт оказался вполне удачным, передвигаться по Армении можно быстро и легко, водители прекрасно берут попутчиков, а общение с ними очень познавательно. Но за две недели я все же порядком утомилась от их разговорчивости и от общей неопределенности планов, так что возвращаюсь к цивильной жизни с удовольствием.

Еду на такси в расположенный неподалеку пещерный город с непроизносимым названием Хндзореск. По дороге таксист останавливается на смотровой площадке, где воссозданы пещерные жилища, напоминающие каппадокийские башни — недаром эти места называют «армянской Каппадокией».

Пещеры Хндзореска видны издалека на другой стороне глубокого ущелья, через которое ведет длинный подвесной мост. Читала, что многим туристам на него страшно ступить, но меня после непальских мостов он совсем не пугает.

От обитаемых пещер сейчас мало чего осталось, хотя люди жили здесь еще в середине прошлого века. Впоследствии они перебрались в село на верхней части каньона.

Обошла древнее кладбище, развалины пещерного села, хорошо сохранившуюся церковь.

Пейзажи действительно напоминают Каппадокию — островерхие скалы с круглыми макушечками.

Вернувшись в Горис, на закате успеваю посмотреть Старый город — здесь тоже множество заброшенных пещерных жилищ, полуразрушенная церковь, скалы причудливых форм.

Долго брожу в тишине среди островерхих скал под закатным солнышком, вспоминая любимую Каппадокию.

Ереван — рынок, фонтаны, Голубая мечеть, храм Зоравор

На следующее утро автобус везет меня в Ереван. По дороге пытаюсь опять фотографировать Арарат, но он, как всегда, скрывается в дымке.

Заселяюсь в хостел и иду бродить по вечернему Еревану. Тенистые зеленые улицы и розовые фасады, грандиозный новый собор строгих очертаний, уютные дворики с лесенками и балкончиками — очень душевная атмосфера.

На рынке — просто глаза разбегаются! Покупаю сладости, армянскую пастилу, бастурму и суджук, гранатовый соус, с трудом дотаскиваю тяжелые сумки до хостела.

Когда наступает темнота, выхожу на площадь Республики смотреть шоу фонтанов. Даже не думала, что это столь завораживающее зрелище! Разноцветные струи воды то медленно переливаются и наклоняются под тихую классическую музыку, то отплясывают зажигательные танцы, то встают сплошной сверкающей стеной.

На следующий день у меня перед отлетом домой есть еще несколько часов для прогулки по Еревану. Дохожу до Голубой мечети, они вся окружена высокой кирпичной стеной, и мне долго не удается найти найти вход. Оказалось, нужно отыскать неприметную арочку, выходящую на проспект, тогда попадаешь в тенистый внутренний двор.

Иду по направлению к церкви Зоравор. День жаркий, начинает припекать, но повсюду множество удобных лавочек и питьевых фонтанчиков. Среди современной городской застройки прячется древний храм.

На обратном пути разглядываю забавный памятник Арно Бабаджаняну, покупаю разные коньяки для дегустации. Дома распробовали, Ной оказался лучше Арарата, а больше всех понравился коньяк Прошянского завода.

И улетаю домой с полным рюкзаком армянских вкусностей, коньяков и воспоминаний.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.